to post messages and comments.

Рассказы Каганова — чудо как хороши. Даже где идея не оригинальна ( #2784425 ), то все равно со своим сюжетом и моралями. Только слушать в авторской озвучке зело тяжело: между каждым словом в предложении гидроэлектростанция помещается.

Томас Уайлд — "Человек, который управлял собой". Как себя не контролируй, рано или поздно появится женщина, которая всё возмёт в свои руки.

Эрик Френк Рассел — "Мы с моей тенью". Вам недоставало только одного — постоянной поддержки верного друга, который никогда не покидал бы вас. Человек нуждается в ободрении, а иной раз и в прямом содействии. И ведь у каждого человека есть такой друг.

Теодор Старджон — "Сокамерник". И вот ты уже понимаешь, что это было не твое желание, что все эти совпадения вовсе не случайны. Как им всем удается тобой манипулировать? Этим тщедушным тварям? Тобой — победителем, силачем и гением? Давай-ка, придумаем оправдание вместе.

Теодор Старджон — "Шрамы". Я пущу тебя в душу, а ты брезгливо сморщишся, зажмешь нос руками, надуешь щеки и через минуту раздуешься в гадких размеров слона. И давать кружить вокруг фужеров бемского стекла и ваз династии Мин.

Теодор Старджон — "Кудесники с планеты Ксанаду". Я тоже верю, что просвещение — есть путь к всеобщему счастию и благу. Просвещенный социализм — неплохая модель утопии.

Теодор Старджон — "Быстрый, как молния. Гладкий, как шелк.". Какая-то неведомая сказка про садизм с девственницами и единорогом. Растопка, одним словом.

Гарри Гаррисон — "Как умер старый мир". Все сделано из роботов, и Аллах и небо. И даже робот Клиффорд Саймак, написавший рассказ "Сделай сам".

Гарри Гаррисон — "Источник опасности". Технику безопасности при работе на древообрабатывающих станках я знаю как свои три пальца.

Гарри Гаррисон — "Из фанатизма или за вознаграждение". Что это за общество, где на убийство смотрят сквозь пальцы, игнорируют – и даже смиряются с ним? Оно не имеет права распространять эту заразу. Убивает общество, а не личности.

Гарри Гаррисон — "Черное и белое". Послушай, ты думаешь, мне это нравится? Теперь, может, и да, но не с самого начала. Война всех превращает в зверей, и скоро невиновных не остается ни на одной из сторон.