Чтобы добавлять сообщения и комментарии, .

@O01eg:
O01eg

Сокрушительное поражение навальнёнка в дебатах о МРОТ: youtube.com

@O01eg:
O01eg

Об Открытой России (Сам Пожарский): youtube.com

@O01eg:
O01eg

bitnovosti.com
"Либерштад, расположенный в южной Норвегии и объявивший себя частным, свободным от налогов городом либертарианцев, не приемлющих агрессию и уважающих право на частную собственность, не только продает участки земли за биткойны, но и планирует сделать биткойн основной расчетной валютой своего поселения.
Джон Холмслэнд, управляющий директор проекта Liberstad рассказал о том, что идея основания подобного поселения впервые посетила его в 2015, когда он нашел пространство, ранее принадлежавшее ферме, с удобной локацией, интернет-соединением и электропитанием, системой водоснабжения и подходящей почвой для строительства.
Авторам проекта удалось достигнуть договоренности с властями об аренде территории до 19 мая: если до этого момента им удастся заключить договора о продаже 15 гектаров земли, проекту будет выдано разрешение на застройку:
Мы принимаем только норвежские кроны и биткойны за участки, — пояснил Холмслэнд
Каждый участок, размером в 1000 м2 стоит порядка 35 тыс норвежских крон (около 4000$), стоимость резервирования участка —800 $. Если необходимое количество договоров будет заключено, авторы проекты смогут приступить к застройке 1 июня.
Команда намерена создать полностью частный город, где вся земля находится в частной собственности и деятельность всех общественных служб поддерживается частными лицами и волонтерами.
Наша долгосрочная и основная цель — однажды сделать Либерштад автономным государством -городом с собственной экономической системой, по примеру Гонконга, Сингапура, Монако, но без политики, политиков и налогов, — объяснил Холмслэнд.
На сегодняшний день, авторы проекта приняли около 500 заявок, 120 человек зарезервировали участки.
Сейчас зарезервировано около 10,5 га, за эти участки уже выплачены страховые депозиты, осталось около 4,5 га, —рассказал Холмслэнд."

@O01eg:
O01eg

Class War never changes: pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

Об МРОТе и Навальном-обормоте: youtube.com

@O01eg:
O01eg

pp.userapi.com

@O01eg:
O01eg

Об феминизме: fee.org
"The great intellectual entrepreneur Ludwig von Mises was dedicated to changing this. He knew what it was like to experience exclusion. Despite tremendous academic achievements and access to the great minds of his day, Mises was never able to obtain a position at a university—and he was hardly alone in this plight. It took the completion of a full treatise on money in 1912 to get an unpaid position at the university. Meanwhile he had to pay the bills; he worked first at a law firm and then later at the chamber of commerce.
Even before women were allowed into the program in 1919, Mises taught a course on banking at the university in which most of the students were women from the department of philosophy. It was the excluded professor teaching the marginalized students. This experience must have had a big impact on him: He began writing his book Socialism at this time, in which he addressed (among other things) the way capitalism became history’s major force for liberating women from violence, as well the claim of socialists that collectivism was the only authentic path toward women’s liberation.
Instead of ceding to collectivists the essential conversation about how to overcome cultural and institutionalized sexism, Mises took the problem seriously and offered his own solutions. And Mises's argument on gender equality sounds revolutionary even today.
" Woman's struggle to preserve her personality in marriage is part of that struggle for personal integrity which characterizes the rationalist society of the economic order based on private ownership of the means of production. . . . All mankind would suffer if woman should fail to develop her ego and be unable to unite with man as equal, freeborn companions and comrades."
...
Under the law of violence, writes Mises, the result is subjugation.
" The principle of violence recognizes only the male. He alone possesses power, hence he alone has rights. Woman is merely a sexual object. No woman is without a lord, be it father or guardian, husband or employer. Even the prostitutes are not free; they belong to the owner of the brothel. The guests make their contracts, not with them, but with him. The vagabond woman is free game, whom everyone may use according to his pleasure. The right to choose a man herself does not belong to the woman. She is given to the husband and taken by him. That she loves him is her duty, perhaps also her virtue; the sentiment will sharpen the pleasure which a man derives from marriage. But the woman is not asked for her opinion. The man has the right to repudiate or divorce her; she herself has no such right."
...
Mises was one of the few men in a leadership position who actively promoted young female intellectuals. Lene Lieser, Marianne Herzfeld, and others wrote their doctoral dissertations under his supervision. Lieser, Herzfeld, Ilse Mintz, Martha Stephanie Braun, Elisabeth Ephrussi, and others were regular members of his private seminar. It is true that he could get none of them a professorship—he could not do this even for his male students, or even for himself. But he could help some of them to obtain one of those coveted jobs that earn a living while allowing the pursuit of intellectual interests. Again this was the case with Herzfeld and Lieser, both of whom were employed at the Association of Austrian Banks and Bankers.
..."

@O01eg:
O01eg

arbat.dreamwidth.org
"36. Новый законопроект в Алабаме, который отменит государственное вмешательство в браки, прошел слушания в Конгрессе. Они, правда, до сих пор не хотят отменять ограничение на число людей в браке или число брачных контрактов, заключенных одним человеком, и всякие вопросы инцеста — хотя никакого внятного объяснения, почему это надо запретить, кроме "такова традиция", нету. Но, в целом, шаг в правильном направлении."

@O01eg:
O01eg

reed.media
"Роботы уже повсеместно входят в нашу жизнь. Многие из них настолько преуспели в своей работе, что с легкостью заменяют человека. По некоторым исследованиям, за одно-два поколения 47% всех рабочих мест будут заменены роботами. В то же время все громче звучат предложения «во имя справедливости» обложить труд роботов налогами с целью уравнять труд человека и машин.
В недавнем интервью американский предприниматель и общественный деятель Билл Гейтс призвал ввести налог на роботов. По его словам, если рабочий платит подоходный и социальный налог, то было бы несправедливо, чтобы машина выполняла ту же работу без дополнительных расходов для работодателей. Таким образом, по словам Гейтса, роботизация стимулирует безработицу, а это создает социальную напряженность и усиливает экономическое неравенство. Это предложение уже нашло поддержку у некоторых политиков — например, у кандидата в президенты Франции Бенуа Амона.
Сторонникам введения налогов на роботов стоит напомнить про луддитов — участников протестов против промышленной революции первой четверти XIX века.
Первые луддиты прибегали к погромам машин и оборудования, современные их единомышленники вооружены демократическими механизмами наложения налогового бремени. Современные луддиты не против машин — это было бы слишком, но налогами они добиваются тех же результатов: проделывают дыры в паровой машине, чтобы ее скорость не превышала скорости тягловой лошади.
Роботизация стала революционным прорывом для рабочих: всего за 3–5 поколений промышленная революция преобразила их качество жизни. И хотя в динамичном мире рабочие всегда были вынуждены стоять перед выбором приспособиться или потерять работу, этот вызов всегда стоял и перед предпринимателями. Как бизнес несет риски банкротства и должен подстраиваться под изменчивый будущий спрос, так и рабочие должны подстраиваться под изменчивый спрос на трудовые услуги.
Капитальные инвестиции, как замена рабочих роботами, повышает производительность и вместе с этим рентабельность. Освободившиеся ресурсы направляются в те отрасли, где можно создать больше ценностей, — и, как следствие, мы все богатеем.
Практически это означает, что ресурсы, освобожденные, например, от грядущей замены 3,5 млн водителей беспилотными грузовиками, будут направлены в те сферы, в которых роботы пока не могут заменить человека или никогда не смогут. Творческие профессии вне угрозы, по крайней мере, пока.
С другой стороны, с ростом количества роботов возрастет спрос на их обслуживание, а это также рабочие места для людей: пока еще цикл не замкнулся и роботы сами себя не способны обслуживать. Можно представить еще множество новых профессий, которые возникнут благодаря роботизации.
Помимо всего этого, создание роботов также требует инвестиций. Если есть машина, значит, кто-то ее придумал, спроектировал, а также вложился в ее разработку и производство. Изобретатели и производители машин тоже должны быть вознаграждены, а это все люди и их семьи.
Существует, однако, возможность остановить (на время) замену человека роботом.
Для этого необходимо быть открытым к трудовой миграции, сократить налоги на труд, либерализовать трудовые отношения и отказаться от практики установления минимальной заработной платы, которая лишь стимулирует замену рабочих машинами и механизмами.
Технологии всегда создают возможности, от которых выигрывают предприимчивые, способные и талантливые, тянущие за собой всех остальных. Таким образом, налог на роботов — это налог на благосостояние, разум и на прогресс, попытка остановить процесс творческого разрушения, заменив его нетворческим застоем.
Государство не должно вмешиваться в рынок труда, но может, учитывая «позитивную экстерналию» счастливого трудоустроенного человека, создавать социальные механизмы переквалификации и систему пожизненного образования.
Эта публикация в защиту роботизации и против обложения роботов человеческими налогами была написана человеком."

@O01eg:
O01eg

MAGA reed.media
"Райан получил степень бакалавра в области экономики и политических наук Университета Майами в штате Огайо.
Во время учебы он начал интересоваться работами Фридриха Хайека, Людвига фон Мизеса и Милтона Фридмана.
В то время он часто посещал офис либертарианского профессора Ричарда Харта и обсуждал с ним их идеи. Именно по рекомендации Харта Райан сумел устроиться на стажировку к сенатору Бобу Кастену. Так началась его политическая карьера, хотя в то время он еще подрабатывал то официантом, то бизнес-тренером.
...
В 2005 году в Вашингтоне состоялось празднование 100-й годовщины со дня рождения писательницы Айн Рэнд. Райан тогда сказал, что именно ее творчество заставило его посвятить себя государственной службе. Он неоднократно повторял, что вырос на чтении ее книг, они дали ему систему ценностей и убеждений. Он даже требовал от штатных сотрудников и стажеров своего офиса в Конгрессе читать ее книги, а однажды подарил всем сотрудникам на Рождество по роману «Атлант расправил плечи». Однако позже он заявил, что его любовь к творчеству писательницы является всего лишь городской легендой, и отметил, что большее влияние на него оказала римско-католическая вера и Фома Аквинский.
На посту главы бюджетного комитета Райан поддерживал снижение налогов, а также выступал за сокращение бюджетного дефицита, за что снискал уважение в республиканских кругах. В то же время демократы критикуют его за то, что, по их словам, он хотел сделать это в основном за счет социальных программ. Райан также является сторонником свободной торговли и неоднократно заявлял, что необходимо избежать эпидемии протекционизма.
«Высокие налоговые ставки препятствуют инвестициям, созданию рабочих мест и предпринимательской деятельности, а также ставят американский бизнес в невыгодное конкурентное положение», — говорил Райан.
...
В июне прошлого года Пол Райан встретился с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом и заявил, что США поддерживают Украину, которая «возрождает свою экономику» и противостоит российской агрессии. В марте 2014 года после аннексии Крыма, когда Райан еще был главой бюджетного комитета, в одном из интервью он заявил, что российская агрессия в отношении Украины является следствием слабой внешней политики Барака Обамы (то же самое мы слышали от Трампа). К слову, когда он баллотировался на пост вице-президента, он обещал увеличить расходы на оборону на $554 млрд. Райан критиковал Обаму еще и за уступки и отступления в войне в Сирии, ядерную сделку с Ираном, непоследовательную политику в отношениях с Россией и Северной Кореей.
...
В начале февраля текущего года Райан выступил за сохранение санкций в отношении России: «Я всегда выступал и выступаю за санкции. Я уже заявлял, что администрация Обамы вводила недостаточные санкции в отношении России». По его словам, если президент Трамп предпримет попытку перезагрузки отношений, как делали два его предшественника, она потерпит неудачу."

@O01eg:
O01eg

Defending Discrimination & Deportation, by J. Neil Schulman ncc-1776.org
"I’m a writer. Words are what we writers use to communicate. I’m using words to communicate with you right now. So the defined meanings of the words we use matter because differences matter.
The word “discriminate” was originally used to mean an ability to recognize core differences and render judgment. A person who exhibited discriminating taste for fine food and wine, for example, would have taken the sentence, “You discriminate” as a compliment, because a judgment was being rendered between food and wine which was more enjoyable to food and wine which was mundane or disgusting.
But, as often happens for reasons of propaganda, this use of “discriminate” was replaced by a sinister meaning: to render an unjust distinction. The original use was largely buried.
Dr. King wanted the original meaning of “discrimination” to be present in the future world he fantasized about. He wanted people not to refrain from discriminating judgment, but to make such distinctions based on character, which is a measure of moral worthiness, instead of ancestry or appearance, which is largely meaningless to judging a person’s worth.
Dr. King was teaching a moral lesson, one he’d learned from his background as a Christian and from fairly recent to him exemplars of moral philosophy such as Mohandas K. Gandhi and Henry David Thoreau. These moral lessons transcended politics. Thoreau was a philosophical anarchist, Gandhi an East Indian nationalist, and King, himself, a Christian democratic socialist.
I call myself a libertarian when that term is not conflated with electoral partisans. I’ve frequently called myself an anarchist when that term is not conflated with vandals, arsonists, communists, or nihilists. I’ve called myself an Agorist since I was closely involved with launching that individualist-anarchist free-market movement founded by my friend and mentor, Samuel Edward Konkin III. Since I consider many calling themselves Agorists are instead stealth communists, I’ve recently considered newer labels such as Konkinist or—pinning it down with my own brand—Alongside Night Agorist.
But whatever label I use, I’m attempting to narrow the meaning to a moral philosophy based on natural law, natural rights, and making meaningful moral distinctions between individuals.
Be clear: the libertarianism I hold to is judgmental. Tolerance is not necessarily a virtue. It depends on what one is tolerating. My friend, author/filmmaker Brad Linaweaver, will be writing eventually about “That Hideous Tolerance,” expanding the concept from the title of his favorite C.S. Lewis novel, That Hideous Strength.
Nonetheless the libertarian moral judgment is narrowly drawn. Taste alone, such as the food and wine connoisseur’s discrimination, allows for one’s individual choice but does not allow for imposing one’s individual choice on unwilling others. So it is within my individual choice what I eat or drink but I may not choose what others may eat or drink—well, at least so far as I’m not holding cooks at gunpoint or murdering other people to drink their warm blood or eat their tasty flesh.
Rendering such moral judgments does require study, thinking, and discussion."

@O01eg:
O01eg

reed.media
"Мигрант как проводник государственного насилия
Почему-то предполагается, будто либералы (в классическом смысле этого слова) должны выступать за поощрение миграции и открытые границы. Критика миграции возможна лишь с самого правого края — от коллективистских идеологий формата «наша стая против соседской». В действительности же есть едва ли не больше причин быть противником миграции, если рассматривать вопрос с точки зрения приверженности индивидуальным правам и свободам. Ведь если закрытые государством границы являются насилием, то и принудительно открытые, очевидно, тоже.
Так, например, считает экономист Ганс Герман Хоппе. Он начинает с вопроса: как обстояло бы дело в идеальном либеральном (либертарианском) обществе? Вся территория, включая улицы, дороги и т. д., принадлежала бы собственникам, которые сами бы решали вопросы пропускного режима: пускать ли на территорию черных, белых, евреев, арабов, собаковладельцев, курильщиков и т. д. Никакой фундаментальной «свободы ходить, куда хочешь» в таком царстве частного сектора не будет, но при этом все зиждется на добровольном соглашении собственников.
Но если мы вернемся из этой анархо-капиталистической фантазии на грешную землю, то обнаружим, что, прежде всего, частные границы нарушает государство. Оно собирает с собственников налоги, отчуждает собственность в пользу государственных и публичных пространств и огораживает это все границами со столбиками. Сложно определить, какое именно зло было древнейшим: таможня или сборщик податей, — но очевидно, что и то и другое предполагает неизбежную ломку частных границ. Когда государство прокладывает границы, через которые не пускает кого-то, кого желал бы пустить запертый в границах собственник, — это насилие. Однако когда государство, напротив, пускает кого-то, кого ни один собственник не хотел бы видеть на своей территории, это точно такое же насилие. Поэтому если Джоан Роулинг не желает видеть мигрантов на своей собственности, то, выступая за открытие границ, она попросту призывает государство к насилию над другими собственниками.
В 1964 году в США был принят Civil Right Act, запрещающий частную дискриминацию (в частных школах, при приеме на работу и в любых учреждениях, работающих на основе публичной оферты). Согласно этому документу, христианский кондитер не может отказаться печь торт для гей-свадьбы, а черный кондитер — печь торт в виде конфедеративного флага. В РФ частная дискриминация тоже незаконна (включая объявления «сдается только для славян» и фейсконтроль в ночных клубах). Сейчас государства прикрывают наступления на частные границы красивыми словами о защите гражданских прав и борьбе за равенство. Но изначально все делалось в целях упрощения налогообложения и ликвидации неподконтрольных общин. Так, в эпоху Петра I крестьян насильно сгоняли в общины для сбора подушной подати и набора рекрутов, а Иван Грозный переселил сотни семей из одних покоренных городов в другие явно не в целях повышения показателя diversity по Московскому царству..."

@O01eg:
O01eg

В Украине даже депутаты понимают, что "Taxation is theft":
"Верховная Рада сегодня проголосовала против возобновления действия налоговой милиции. Согласно сайту Рады, за поправку проголосовали 194 народных депутата из 226 необходимых, 57 депутатов проголосовали против.
С 1 января 2017 года налоговая милиция фактически находилась вне закона, так как в декабре прошлого года при принятии бюджета депутаты по ошибке лишили налоговый орган. Возобновить действие налоговой милиции депутаты попытались через поправки к закону «О налогообложении наследства», однако им не хватило голосов."

@O01eg:
O01eg

facebook.com
"Libertarianism only concerns itself with the question of the legitimate use of force. When libertarians say something is wrong, they mean the following only: Someone initiated aggression against someone else or his “legitimately owned” property. That’s it. Libertarianism is thus concerned with the ethics of the use of force and is completely agnostic on the issues of open borders, tradition, religion and culture.
This entails that no matter how abhorrent someone’s choices may seem, if they are not coercive they shouldn’t be treated any less than something you find commendable. Homophobic baker who refuses to serve gays is exercising his free will, your “liberal” friend who wants to have the baker prosecuted is the oppressor. Your racist uncle who wants to send his kids to a private, whites-only school is oppressed by the people who made it impossible for him to do. Your insufferable mormon neighbor who home-schools his children about God is less authoritarian than your cool atheist professor who wants to force them to study evolution. Even the Amish community is more in line with libertarian principles than Hong Kong, because their refusal to engage in trade or accept “liberal norms” comes from a place of a voluntary association and not government coercion.
Transgender bathrooms, drugs legalization, teaching kids evolution, all the hot topics that are traditionally associated with individual freedom are not inherently libertarian issues. They are choices. Wherever one's personal preference may lie, every non-coercive choice is just as good as the other one. If you believe that in some instances moral interest of one person or group overrides that of another, you have no business calling yourself a libertarian.
This leads me to the contentious topic of immigration. There appears to have been a schism that divided libertarians into leaning towards the alt-right and the yet unnamed alt-left. But while I’ve read plenty of libertarian critiques leveled at the alt-right, almost nothing is being said against the alt-left, despite its globalist version of the world being just as, if not more coercive.
The argument for open borders usually goes something like this: Libertarians are against government in all its manifestations, borders are enforced by the government, thus libertarians must support open borders. This, however, is a fallacy, because it removes the issue from the context of the pervasive government coercion and treats it like an isolated incident.
It doesn’t take into account that as long as people in the recipient country are denied freedom of association, open borders constitute the assault on their freedom. Until the civil rights act and similar laws in Europe are repealed, opening borders benefit one group at the expense of another. It’s the opposite of everything libertarians stand for. It is government coercion.
Libertarianism is not about promoting acceptance, imposing a market economy or liberal lifestyle. And it’s most definitely not about globalism. Libertarianism is about liberty, free will and choice. It’s about freedom of association and freedom not to associate. It’s about voluntary communities and competition of lifestyles, not promotion of one lifestyle over the other. And most importantly, Libertarianism is not about the absence of borders. it's actually the other way around. It’s about millions of private borders between competing voluntary communities. Some will be more open than others, but that’s up to them.
Like everything else government does, open borders are a problem. Pretending freedom of movement exists outside the broader context of government coercion is malice at best. Whether you’re alt-right or alt-left, if your cultural agenda trumps your adherence to the non-aggression principle, you have ceased to be a libertarian."

@O01eg:
O01eg

pp.vk.me

@O01eg:
O01eg

pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

fleurmusic.com
"Как хорошо, что есть рамки, не отнимай мои рамки
Не просто так, не для декора
Построены стены, крепки заборы
Не расширяй мои рамки, не разрушай мои рамки
Вдруг это странное что-то
Двинется с точки отсчёта"

@O01eg:
O01eg

pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

youtube.com
"Bob Luddy was tired of trying to convince North Carolina educrats to improve the state's public schools, so he built his own network of low-cost private schools that the government can't meddle with."

@O01eg:
O01eg

reed.media
"Осы способны поддерживать друг с другом «рыночные отношения», конкурировать и выбирать на основе этого оптимальную стратегию «экономической» деятельности. К такому выводу пришли зоологи Лена Гринстед и Джереми Филд из университета Сассекса (Великобритания), статья которых опубликована в журнале Nature Communications.
Наблюдая за осами, авторы статьи заметили, что усердность рабочих особей в ухаживании за маткой и ее потомством была не всегда одинаковой. Как правило, чем больше «конкурирующих» ульев было поблизости, тем менее активно осы добывали пищу и защищали колонию от посягательств других ос.
Это натолкнуло авторов исследования на мысль, что поведением насекомых могут управлять принципы, схожие с основами рыночной экономики в трактовке Адама Смита.
По мнению ученых, можно говорить о том, что осы выработали механизм «общения» между доминирующими и подчиненными самками, который гибко приспосабливается к разным уровням конкуренции между разными «корпорациями» насекомых, используя рыночные механизмы."

@O01eg:
O01eg

pp.vk.me

@O01eg:
O01eg

washingtonpost.com
"Even before he became president, Donald Trump had turned America's foreign policy rhetoric upside down. For many, this prompts concern for the future, but for Vit Jedlicka, the self-declared founder of unrecognized state Liberland, Trump's unorthodox view of the world has inspired hope.
“Trump being in place definitely opened new doors,” Jedlicka told WorldViews during an Inauguration Day party thrown on Friday by the Washington Examiner in the Del Frisco restaurant in the District.
Jedlicka, a burly, 33-year-old Czech citizen, decided last month to attend the Trump inauguration, eventually securing about 20 tickets from American supporters for Liberland's group and its guests. The trip had soon turned into all-weekend affair, with a special visit on Saturday for Liberland supporters to Thomas Jefferson and Jame Madison's plantation homes in Virginia."
[...]
"But creating a real country isn't so easy. Liberland has run into a number of problems — not least that Jedlicka and other Liberland citizens do not have constant access to the land itself. Plus, no nation, including the United States, recognize it. If Hillary Clinton had won the presidency in November, Liberland would almost certainly have stayed off the U.S. government's radar.
But with Trump, there is a sense that anything could happen. Before he took office, the unconventional businessman-turned-politician had suggested he may upend foreign policy in a variety of ways — from moving the U.S. Embassy in Israel to Jerusalem and implicitly recognizing the city as the Israeli capital, to drastically rethinking the U.S. relationship with NATO. While these moves may cause panic with some traditional U.S. allies, Jedlicka said he is encouraged.
"[Trump's] call with Taiwan was of course a good sign of his openness to changing the paradigm in international politics,” Jedlicka said.
In the past, Jedlicka had come to Washington to meet with members of Congress, including Sen. Rand Paul (R-Ky.), a libertarian leaning politician with whom Liberland supporters often identify."

@O01eg:
O01eg

Cult Of the Individual; A play in One Egoistic Act
by J. Neil Schulman
ncc-1776.org
"This play was performed in a table reading at Samuel Edward Konkin III’s Agorist Institute in Long Beach, California, with Konkin reading Dan Conrad, J. Neil Schulman reading Joel Rosenbaum, Victor Koman reading Vincent Andrews, Bob Cohen reading Mark Levy, and J. Kent Hastings reading Peter Braun..."

@O01eg:
O01eg

pp.vk.me

@O01eg:
O01eg

Prolegómenos al libro Carne kittysanders.com
"В «Пролегоменах», как и в «Carne», я доказываю, что женщины из индустрии для взрослых очень часто оказываются вовлечёнными туда в силу исторически сформировавшегося механизма присвоения государством граждан и обращения их в полную госсобственность. Опираясь на многочисленные факты принудительного государственного исключения женщин из рынка труда, собственности и зачастую даже образования, я рассказываю об экспроприации значительного процента женщин, жизненно необходимых государству для воспроизведения населения, и демонстрирую, что индустрия для взрослых является частью этого механизма присвоения. Именно поэтому государство предпринимает настойчивые попытки криминализировать эту сферу (если государство криминализирует и запрещает некий сегмент рынка, то оно, скорее всего, желает установить собственную монополию в этой области, и теневым образом пополнять бюджет — так в России функционируют рынки оружия, секс-услуг и наркоты, обеспечивающие несколькомиллионную армию разнообразных полицейских сил; аналогичным образом в Штатах разведка кормится с наркотрафика.) Именно поэтому государство формирует культурно-образовательную парадигму таким образом, чтобы женщины из индустрии для взрослых воспринимались как нечто отвратительное и наполненное грехом и мерзостью.
В том случае, если государство легализует секс-индустрию, этим тоже не следует восторгаться и считать, что оно отвязалось и стало «честным». На примерах европейских стран я показываю, что легализация связана скорее с этно-идеологическими и миграционными изменениями в политике: на роль бесправных жертв государства в Европу стали массово «претендовать» девушки из новых поколений мигрантов, которые массово подрабатывают в проституции, но, будучи частью этнорелигиозных землячеств, всеми силами это скрывают, дабы избежать позора или «убийства чести». Именно они заполнили те 60-70% объёма всей индустрии, которые находятся в самом низу и где процветает основной беспредел, несоблюдение контрактов и тд. Несоблюдению контрактов, кстати, тоже посвящена часть одной из крупнейших глав.
Такая картина характерна не только для Европы, где мигрантки в основном придерживаются мусульманского мировоззрения, но и для Латинской Америки: например, в Доминикане, Бразилии и Аргентине очень многие гаитянки работают в проституции, однако они ни на каких условиях не пойдут регистрироваться, потому что их начнёт отвергать собственная община. Девушки, однако, продолжают работать и прокармливать таким образом своих родителей или парней, которые, в свою очередь, обеспечивают устойчивость и «традиционность» общины, а также её закрытость и геттоизированность, что крайне выгодно государственной бюрократии, с давних времён обожавшей концепцию гетто, т.е. компактной территории, на которой проживает выключенное из рынка меньшинство, контролирующее само себя и занимающееся в основном бесправным тяжёлым трудом и криминальной деятельностью, пополняющей теневой бюджет государства. Таким образом, государство-Левиафан как бы вступает в негласный сговор с общиной, формирующей гетто, и кровь, которой скрепляется этот договор power sharing’а, часто принадлежит женщинам — представительницам этих общин.
Вообще я уделяю довольно много внимания взаимосвязи между адалт-индустрией, нелегальной миграцией и государством. На многих исторических примерах я рассказываю о том, как криминализация секс-индустрии и манипуляции с государственными границами превратили её в источних доходов для государства, а женщин, работающих там — в собственность государственной бюрократии. В книге вскрываются методы, которыми государство экспроприирует женщин из секс-индустрии (прямая криминализация, создание дискурса отвращения, разные типы социально-экономической изоляции) и причины, по которым оно так поступает..."

@O01eg:
O01eg

Сказ о том, как Китти сбрасывала пророссийскую блядь с трона: kittysanders.com
"Как всё было
Я приехала в Аргентину из Бразилии за полтора года до победы Макри. Нельзя сказать, что я не была готова: в Бразилии я заканчивала сбор материала для книги «Carne», а это значит, что я жила в фавелах, наблюдала нищету, насилие и прочие малоприятные вещи, сталкивалась с самым разнообразным беспределом и в общем была готова к чему угодно. Аргентина, однако, смогла удивить. Абсолютно больные валютные ограничения, бастующие регионы, постоянная нищета, запуганная оппозиция, высокие цены, разбитая инфраструктура, какие-то мутные протестующие, живущие в мусорных зассанных городках рядом с Обелиском и президентским дворцом (это примерно как если бы бомжи жили в вонючем палаточном городке на Красной площади, или у монумента Вашингтона, например). Моему взгляду предстали разрушенное сельское хозяйство, упадок в сфере виноделия, массовые протесты фермеров и крестьян, дружба со странами-изгоями, типа Ирана, оголтелый антиамериканизм и антикапитализм, тотальная безработица — и при этом очень жизнерадостная статистика, которая, как недавно выяснилось, была сплошной подделкой. В 2013 Киршнер и подконтрольные ей СМИ (неподконтрольные были вынуждены либо соблюдать нейтралитет, либо отжимались или попадали под судебное разбирательство) сообщили, что в Аргентине, благодаря мудрому социалистическому руководству и борьбе с капиталистическими стервятниками, практически побеждена бедность. Официальная цифра составила 4.7% населения. Это вызвало смех даже у местных левых — настолько рассказ был неправдоподобным; зато зарубежные (российские в том числе) поклонники «настоящих народных лидеров» поспешили написать о «прекрасной свободной женщине Кристине Киршнер, грудью вставшей против американской гегемонии и победившей социальные пороки и язвы». После рассказов о победе над бедностью статистика на эту тему перестала публиковаться. В 2016, когда победил Макри, впервые с 2013 года были опубликованы реальные данные по бедности в стране. Выяснилось, что киршнеристы занизили показатели в семь раз: в реальности бедно в Аргентине живёт около 32% населения. Все рассказы о фантастических успехах киршнеристской левацко-изоляционистской авторитарной политики, «из-за которых Аргентину и Киршнер возненавидели капиталисты, ненавидящие помощь бедным», были банальным враньём, причём враньём преступным: Киршнер и её команда врали, находясь на официальных постах и хладнокровно подделывали статистику.
Поскольку я принимала активное участие в выборах и смене власти, расскажу, как всё происходило.[...]
Мы с единомышленниками собрали небольшую инициативную группу и каждую неделю пикетировали президентский дворец, устраивали шум в медиа (в основном на радио и в соцсетях) и занимались стандартной «оппозиционной деятельностью». Параллельно, конечно, шла работа с венесуэльской оппозицией: к нам приезжали жёны ведущих венесуэльских политиков, посаженных в тюрьмы, шёл обмен опытом; кроме того, мы устраивали протесты против режима Мадуро в разных форматах, от артового до стандартно-протестного. Не сказать, что я в восторге от таких акций, или считаю их высокоэффективными. Я не поклонница оранжевых сценариев, «мирных протестов» и «социального искусства». Это всё, с моей точки зрения, хиппанство и признаки болезни Запада — болезни, из-за которой он влетел сегодня в настолько масштабный кризис.[...]
Ближе к выборам, видя, что информационная поддержка Макри в университетах «проседает», я более плотно включилась в предвыборную кампанию и создала газету Visión Independiente, которая распространялась в Буэнос-Айресе и Мар-дель-Плата, на улицах и в университетах. Газета была радикально антикиршнеристской, в ней публиковались видные экономисты, оппозиционные политики, было довольно много политического-экономического анализа, истории, а также рубрика «Сатира», которую вёл знаменитый комик Мистер Багмэн. Начиная со второго номера, в газете стали публиковаться также авторы из других стран Латинской Америки (Колумбия, Парагвай)..."

@O01eg:
O01eg

Good new, eweryone! marmadyke.livejournal.com
"Либертарианский конгрессмен Майк Малвени назначен Трампом главой Административно-бюджетного управления Белого Дома.
Новый госсекретарь Тиллерсон назвал "Атлант расправил плечи" своей любимой книгой
businessinsider.in
Судья Эндрю Наполитано имел встречу с Трампом,и провел с ним часовую беседу.
Если Трамп готов встречаться с умными людьми и слушать их,это значит,что заведомо лучше чем Клинтониха!"

@O01eg:
O01eg

reed.media
"...А теперь самое интересное. Почему же одни страны вырвались вперед, в то время как другие надолго, если не навсегда, отстали?
Государство само по себе не способно на какие-то результативные и продуманные действия. В силу своей природы оно способно только реагировать на вызовы, и реакция эта почти всегда имеет вид новых запретов и нового регулирования — при этом предыдущие фиаско совсем не останавливают его. Как мы указывали выше, власти «развивающихся стран» в буквальном смысле сидят на мешках с деньгами, но ничего не предпринимают для легализации этой собственности, которая дала бы им самим существенный рост доходов от того же налогообложения. Сиюминутные тактические интересы в случае государства всегда побеждают стратегические замыслы, какими бы привлекательными они ни казались.
Оказывается, что успешные и развитые страны — это те страны, где теневики победили
Это те страны, где организованное («Хлебная лига» Кобдена), а чаще стихийное давление внелегального сектора и создаваемого им обычного права вынудило государство отступить. Там, где это удалось, то есть в Англии и США, люди получили невиданный рост благосостояния.
Этот процесс был преимущественно стихийным. Когда в 1563 году Английский свод законов о мастерах и подмастерьях определил уровни заработной платы, подлежавшие ежегодному пересмотру с учетом цен на предметы первой необходимости, многие теневики двинулись в провинциальные города или принялись создавать новые пригороды (внелегальные поселения), где государственный контроль был не столь строг или вовсе отсутствовал, напоминает де Сото. Таким образом, теневики освобождались от вмешательства гильдий, чья юрисдикция охватывала только города.
Со временем у легальных производителей не оставалось иного выхода, как передавать по субконтрактам часть производства в пригородные мастерские. Это еще сильнее сузило налоговую базу — налоги, соответственно, возросли. Увеличилась безработица, начались волнения, миграция в пригороды усилилась еще больше, а практика субконтрактных договоров с внелегалами расширилась. Так начался процесс ослабления гильдий.
«Эта эволюция была результатом ряда случайных событий и условий, специфичных для Англии. Одним из них стало свирепое соперничество между короной и парламентом, который начиная с XVII века боролся за контроль над экономикой. То, что одна сторона запрещала, другая разрешала. Существовала даже конкуренция между различными типами судов, и можно было выиграть в одном суде процесс, проигранный в другом», — поясняет экономист.
Там, где государство вовсю сопротивлялось теневикам, люди получили потрясения и революции, как во Франции и России, или стагнацию, как в Испании. По оценкам экономиста Эли Хекшера, более 16 тысяч контрабандистов и подпольных производителей были казнены французскими властями по закону о набивных ситцах, не говоря уже о сосланных на галеры или наказанных другими способами. Такая жестокость объяснялась не только стремлением защитить существующие производства, но и тем, что новая технология производства многоцветных ситцев затрудняла сбор налогов. Вычислить производителей одноцветных тканей (и проверить, как они платят налоги) нетрудно, а с многоцветными задача усложняется. Фискальное рвение де Сото называет одной из главных традиционных черт меркантилизма.
Фактически государства, которые мы сегодня называем «развитыми», просто приняли статус-кво, признав обычное право теневиков. К концу XIX века американские политики и судьи проделали большую работу по кодификации прав собственности, но путь им прокладывали сквоттеры. То же верно и в отношении поселений, утверждает де Сото: когда в 1862 году Конгресс принял знаменитый Закон о гомстедах (обещавший бесплатно 160 акров земли каждому поселенцу, желающему в течение пяти лет жить на ней и обрабатывать ее), он только узаконил правило, уже реализованное самими поселенцами..."

@O01eg:
O01eg

facebook.com
"It has somehow become “en vogue” to conflate libertarianism with market economy, open borders and globalism. To the point that everyone who dares to oppose immigration or trade is colored authoritarian and anti-freedom. I want to accentuate what libertarianism stands for and challenge the idea that open borders when implemented by the government promote freedom.
Libertarianism is not about government policies. It is not even about being fiscally conservative and socially liberal. Sure, It's a neat buzzword to toss around when you need to quickly explain that all you want is to leave people to their own devices. But somewhere along the way a lot of libertarians started to take this adage literally and began to rally behind it as if it defined libertarianism.
So, at the risk of losing a few friends, I want to reiterate what libertarianism stands for and what it repudiates.
Libertarianism only concerns itself with the question of the legitimate use of force. When libertarians say something is wrong, they mean the following only: Someone initiated aggression against someone else or his “legitimately owned” property. That’s it. Libertarianism is thus concerned with the ethics of the use of force and is completely agnostic on the issues of open borders, tradition, religion and culture.
This entails that no matter how abhorrent someone’s choices may seem, if they are not coercive they shouldn’t be treated any less than something you find commendable. Homophobic baker who refuses to serve gays is exercising his free will, your “liberal” friend who wants to have the baker prosecuted is the oppressor. Your racist uncle who wants to send his kids to a private, whites-only school is oppressed by the people who made it impossible for him to do. Your insufferable mormon neighbor who home-schools his children about God is less authoritarian than your cool atheist professor who wants to force them to study evolution. Even the Amish community is more in line with libertarian principles than Hong Kong, because their refusal to engage in trade or accept “liberal norms” comes from a place of a voluntary association and not government coercion.
Transgender bathrooms, drugs legalization, teaching kids evolution, all the hot topics that are traditionally associated with individual freedom are not inherently libertarian issues. They are choices. Wherever one's personal preference may lie, every non-coercive choice is just as good as the other one. If you believe that in some instances moral interest of one person or group overrides that of another, you have no business calling yourself a libertarian.
This leads me to the contentious topic of immigration. There appears to have been a schism that divided libertarians into leaning towards the alt-right and the yet unnamed alt-left. But while I’ve read plenty of libertarian critiques leveled at the alt-right, almost nothing is being said against the alt-left, despite its globalist version of the world being just as, if not more coercive.
The argument for open borders usually goes something like this: Libertarians are against government in all its manifestations, borders are enforced by the government, thus libertarians must support open borders. This, however, is a fallacy, because it removes the issue from the context of the pervasive government coercion and treats it like an isolated incident.
It doesn’t take into account that as long as people in the recipient country are denied freedom of association, open borders constitute the assault on their freedom. Until the civil rights act and similar laws in Europe are repealed, opening borders benefit one group at the expense of another. It’s the opposite of everything libertarians stand for. It is government coercion..."

@O01eg:
O01eg

vishka.livejournal.com
"Критика TPP с точки зрения либертарианства. За свободную торговлю против олигархов.
Бытует заблуждение, якобы транстихоокеанское партнёрство должно расширить свободную торговлю. Я хочу разобраться с этим мифом и объяснить, почему либертарианец не должен поддерживать этот закон (а в некоторых случаях протестовать ему).
Свобода торговли это отсутствие политического вмешательства. TPP это международный договор, который будет принят поверх существующих законов, большинство положений которого до сих пор держится в тайне. Мы не знаем, что именно содержится в этом договоре.
Но мы знаем, какие проблемы в нём уже существуют. TPP ужесточает право интеллектуальной “собственности”. Что характерно, о существовании этого пункта мы знаем только благодаря Викиликс. Напоминаю: “интеллектуальной собственности” с точки зрения либертарианства не существует.
Другой ключевой пункт соглашения это Investor-State Dispute Settlement Clause. Это положение позволяет корпорациям судиться с государствами за "упущенную прибыль" из-за внутренних законов. По факту, положение ISDS позволяет большим кампаниям засуживать налогоплательщиков (у государств нет своих денег), гарантируя им прибыль доллар к доллару. Мало того, что это даёт преимущество гигантским корпорациям, у которых есть деньги на то, чтобы судиться с государствами, на свободном рынке не может быть механизмов, которые бы гарантировали бизнесу прибыль за непроданный товар.
TPP это не договор о свободной торговле, это государственная программа регулирования международной торговли в пользу отдельных корпораций (олигархов). Либертарианцы хотят расширения индивидуальных свобод и уменьшения размера государства. TPP расширяет полномочия государства над свободной торговлей. В этом законе есть отдельные неплохие пункты, но люди которые пытаются продать его как закон о свободе торговли вам лгут. Это закон написанный для того, чтобы олигархам, капиталу сросшемуся с властью, было легче контролировать денежные потоки в свою пользу. В ущерб бизнесу, не находящемуся в сговоре с властью.
Либертарианцы выступают против сложных международных договоров потому что они усложняют выход на рынок для нового бизнеса. То есть, дают не рыночное преимущество сложившемуся бизнесу.
В том что я пишу нет ничего радикального. Рон Пол руководствуется схожими доводами, когда противостоит TPP. То же самое говорит Институт Мизеса. Когда государство хочет либерализовать рынок, оно отменяет законы, а не принимает новые. Фантик свободной торговли которым прикрывают TPP имеет такое же отношение к свободе что и Patriot Act к патриотизму. Хотите либерализовать рынок? Это делается через отмену законов, а не написание новых."

@O01eg:
O01eg

heavy.com
"According to the latest results, Johnson brought in 4,042,291 votes. That’s a huge jump over his 2012 campaign, when he brought in 1.2 million votes. Unfortunately, his current number of votes comes in at 3.2 percent, just shy of the 5 percent he needs to qualify the Libertarian party for federal funding in the next election. He did not get any electoral votes.
His highest percentages were in New Mexico at 9.3 percent and North Dakota at 6.3 percent. He also had a few states coming in at over 5 percent.
Johnson may not have gotten 5 percent, but he’s demonstrating that the Libertarians are on an upward trend. And as some supporters have pointed out, with 4 million votes, if every person donated $5, they’d have $20 million in donations and wouldn’t need federal funding for the next presidential election."

@O01eg:
O01eg

graf-florida.livejournal.com
"Во-первых, нет ничего этатистского в том, что группа людей хочет жить в определенном месте. Можно конечно мирную иммиграцию изображать зловещим заговором, а можно и как Free State Project [проект массового переселения либертарианцев в Нью Хемпшир] или Galt’s Gulch [куда перебрались сторонники laissez faire (то есть без госвмешательства) капитализма в романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»]. Первые волны евреев-переселенцев выкупали землю у продавцов, добровольно желающим им продать ее, закрепляя таким образом за собой легитимность владения этой землей, какую бы социалистическую или расистскую трескотню при этом не несли о том, что если это арабы-мусульмане, то значит у них автоматически вечное владение на какую то землю.
Первоначальной мотивацией сионизма были массовые убийства и притеснения евреев по всей Европе. И хотя евреи никогда полностью не покидали эту территорую [будущую подмандатную Палестину] и там не было никогда арабо-мусульманского «государства» в современном понимании, остававшиеся там евреи жили под полным доминированием арабов-мусульмам и законов шариата. Они часто были жертвами насилия и постоянных притеснений, как это общепринято в обычном государстве, особенно по отношению к столь отличному от остальных меньшинству. Когда евреи стали массово иммигрировать на эту территорию, конечно можно было ожидать ответную реакцию местных. Тем не менее, изображать эти приобретенные на добровольной основе земли иначе как справедливо и надлежаще полученную собсвенность – это бессовестно и лживо.
Фактически местные продавая думали, что земля ничего не стоит, потому как ее невозможно сделать плодородной. Евреи доказывали, что это не так, что заставляло местных потом сожалеть о продаже, вызывало у них зависть к более успешным и предприимчивым иммигрантам плюс неприятие к иной сильно отличающейся культуре и системе социального обустройства рядом живущих. [И, самое главное, муллы и другие местные главы деревенских общин и т.п. начали реально терять паству и "кормовую базу" и начали науськивать и нагнетать вражду и призывать к погромам]. Начались многочисленные атаки на еврейские поселения и погромы, задолго до вмешательства британцев и ООН (про американцев не говорю вообще) туда. Эти атаки заставили евреев-поселенцев искать какие то формы коллективной защиты, точно также как это делает любое современное общество. Жаль конечно, что они не обратились к возможностям защиты, которые могло бы предоставить анархистски организованное общество и вместо этого пошли по пути создания государства, но так везде было, повсеместно, сложилось исторически, к сожалению.
В дальнейшем британцы, получившие под свой мандат эту территорию, жестко препятствовали большинству желавших иммигрирорать туда из числа выживших полсе окончания 2-й мировой евреев. Фактически, они не были нужны ни одному из европейских государств и никто не вернул им украденную собственность. Большая часть прежде жертв Холокоста продолжали оставаться теперь уже интернационных лагерях союзников, которые не знали куда их девать. Британцы позвоили только небольшому количеству переселиться туда или сюда, в том числе на территорию теперяшнего Израиля несмотря на протесты местных арабов-мусульман. Большинство же проникло туда "контрабандным путем" вопреки сопртивлению британцев. И опять же, они прибыли туда мирно, живя в частной собственности, справедливо надлежаще приобретенной по прибытии там."

@O01eg:
O01eg

Посмотрел третий фильм "Атланта", дно пробито.

@O01eg:
O01eg

На Чтениях Адама Смита будет выступать Вит Едличка.

@payalnikk:
payalnikk

youtu.be Это просто феерично. Если я раньше подозревал либертарианцев в тяжелой наркомании, то сейчас это настойчиво перерастает в уверенность. Это ж надо — атомизация, индивидуализм и социальный дарвинизм приведут к процветанию. Примат частного над общим — вот всеобщая панацея! Принципы самоорганизации из подсистем дружно идут боком, эгоцентризм возводится в абсолют, а эукариоты сожалеют о том проклятом часе, когда черт их дернул превратиться в многоклеточные организмы

@O01eg:
O01eg

facebook.com
"В то же время, альтернативная литература, основанная на реальной истории, приходит к выводу, что гражданское общество американского запада в девятнадцатом веке не было чрезмерно склонным к насилию. Юджин Холлон пишет, что западный фронтир «…был гораздо более цивилизованным, более мирным и безопасным местом, чем американское общество сегодня» (1974, х). Терри Андерсон и П.Дж. Хилл подтверждают, что, хотя «… Запад воспринимается как место царящего хаоса, без особого уважения к собственности или жизни», их исследование «…показывает, что это было не так; имущественные права были защищены и царил общественный порядок. Частные агентства обеспечивали необходимую основу для упорядоченного общества, в котором и имущество было защищено, и обеспечивалось разрешение конфликтов» (1979, 10).
Что это были за частные охранные учреждения? Это не были правительства, потому что они не имели правовой монополии на поддержание порядка. Вместо этого, они включали такие организации, как земельные клубы, ассоциации скотоводов, поселки старателей и караваны фургонов переселенцев.
Так называемые земельные клубы создавались переселенцами еще до того, как правительство США выполнило землемерные работы, не говоря уже о начале продажи или раздачи земель. Поскольку споры о земельных титулах неизбежны, земельные клубы приняли свои собственные уставы, изложив в них «законы», определяющие и защищающие права собственности на землю (Андерсон и Хилл 1979, 15). Они администрировали заявки на участки, защищали их от чужаков и рассматривали споры в арбитражном порядке. Против нарушителей правил эффективно использовался социальный остракизм. Таким образом, количество споров — и насилия — при установлении прав собственности в этом случае сводилось к минимуму.
Караваны фургонов переселенцев, перевозившие тысячи людей к золотым приискам Калифорнии и в другие части запада, обычно составляли собственные уставы, прежде чем отправиться в путь. Такие уставы часто включали в себя хорошо проработанные судебные системы. В результате, пишет Бенсон, «…даже в случае недостатка пищи и при угрозе голода количество случаев насилия в караванах было невелико. Когда совершались преступления против лиц или их имущества, в дело вступала судебная система» (1998, 102). При этом обычно остракизма и угрозы изгнания из группы (вместо угрозы насилия) было достаточно, чтобы исправить поведение нарушителей правил.
Десятки фильмов изображают поселки старателей девятнадцатого века на западе в виде очагов анархии и насилия. Но Джон Умбек обнаружил, что, начиная с 1848 года, старатели стали заключать контракты друг с другом, чтобы регулировать свое собственное поведение (1981, 51). На то время в Калифорнии не было государственных органов, помимо нескольких военных гарнизонов. Контракты старателей устанавливали право собственности на землю (и любое золото, найденное на ней), и старатели сами обеспечивали реализацию этого права. Те, кто не был согласен с правилами, принятыми большинством, были свободны добывать в другом месте, или установить свои собственные договорные отношения с другими старателями. Принимаемые таким образом правила в результате зачастую устанавливались с единодушного согласия (Андерсон и Хилл, 1979, 19). Покуда старатель соблюдал правила, другие старатели защищали его права в соответствии с договором. Если же он не соблюдал принятые им ранее правила, его заявка (на участок для разработки — прим. ред.) становилась «открытой для любых претендентов» (Умбек 1981, 53).
В таких поселках старателей нанимали «специалистов по обеспечению выполнения обязательств» — мировых судей и арбитров, а также разработали обширный свод норм имущественного и уголовного права. В результате насилие и кражи были редкостью."

@O01eg:
O01eg

withurwe.com
"Centuries hence, Man, seemingly alone in the universe, slowly spreads his civilizations across his corner of the galaxy. Tyrants vie for power, and in their fierce grip the colonies of the Milky Way are suffocating.
In this society of many billions, a young marine, a highly trained war hero, returns home from his tour of duty. Physically powerful yet shy, awkward and unable to sway the masses with pretty speeches, Alistair Ashley 3nn makes a decision to strike at the hierarchy the only way he can.
His decision starts him on a grand adventure, and as he is carried along by forces beyond his control, he comes to confront an ancient secret, one which may reveal Humanity’s future. "

@O01eg:
O01eg

youtube.com

@O01eg:
O01eg

kittysanders.com
"Вышел первый номер газеты “Visión Independiente”. Эта газета представляет собой относительно новый для региона тип СМИ. “Относительно” – потому, что такие СМИ уже были. “Новый” – потому, что с начала 90-х начало происходить их угасание. Позже на континент сильно проникли Россия и Китай с их “БРИКС”, идеями “социализма XXI века”, “многополярии” и прочего идеологического шлака в стиле Зимбабве, Ливии, КНДР и прочих “борцов за традиционные ценности, особый путь и суверенитет”. В результате любые не-левацкие СМИ маргинализировались и в лучшем случае оказались запертыми на федеральном уровне в своих странах. Причём левые, спонсируемые Москвой и Пекином, не унимаются. Например, они заявляют, что уже существующие левые и этатистские газеты, проводящие интересы КНР, РФ, ALBA и Foro de São Paulo, “недостаточно левые”, “куплены Америкой”, “ЦРУшные”, “предательские”, “недостаточно разоблачают врагов и не заставляют их замолчать”. Необходимо, заявляют они, окончательно уничтожить “фашистов”, под которыми они понимают всех оппозиционеров, от либералов и центристов до социал-демократов, и вообще пересажать их всех, и запретить им высказываться, оставив в странах только БРИКС-овских марионеток и троцкистов в качестве официальной оппозиции.
Поэтому пресса, жёстко выступающая за цивилизованный путь развития, экономическую науку, а не шарлатанство, нормальную демократию, а не фарс с подтасовками на выборах, освещение правды о социалистических диктатурах и ультралевых террористах, или политических убийствах “неугодных” социалистическим лидерам людей, практически вымерла. Во одних странах за издание подобных газет попросту убьют, в других – создадут проблемы с помощью налоговой и полиции. “Visión Independiente” собирается разорвать этот порочный круг страха, оправданий, замалчиваний и левой монополии на “правду”, которую транслируют из Пекина, Гаваны и Москвы.
Главный редактор газеты – Китти Сандерс. В номере приняли участие видные международные экономисты, юристы, руководители НПО, представители венесуэльской оппозиции за рубежом. Следующий номер планируется более “международным” – туда будут приглашены колумнисты из других стран Латинской Америки.
В первый номер газеты вошли следующие материалы:
— Анализ катастрофической аргентинской инфляции, вызванной правительством Киршнер – одним из самых некомпетентных за всю историю страны;
— Статья о резком усилении аргентинских спецслужб, санкционированном Киршнер сразу после того, как погиб прокурор Альберто Нисман;
— Анализ внутренних противоречий блока БРИКС и опасности заигрывания с ним;
— Либертарианская колонка;
— Юридическая колонка;
— Полоса, посвященная правам человека в Венесуэле и Аргентине;
— Новости"