Чтобы добавлять сообщения и комментарии, .

@O01eg:
O01eg

pp.vk.me

@O01eg:
O01eg

washingtonpost.com
"Even before he became president, Donald Trump had turned America's foreign policy rhetoric upside down. For many, this prompts concern for the future, but for Vit Jedlicka, the self-declared founder of unrecognized state Liberland, Trump's unorthodox view of the world has inspired hope.
“Trump being in place definitely opened new doors,” Jedlicka told WorldViews during an Inauguration Day party thrown on Friday by the Washington Examiner in the Del Frisco restaurant in the District.
Jedlicka, a burly, 33-year-old Czech citizen, decided last month to attend the Trump inauguration, eventually securing about 20 tickets from American supporters for Liberland's group and its guests. The trip had soon turned into all-weekend affair, with a special visit on Saturday for Liberland supporters to Thomas Jefferson and Jame Madison's plantation homes in Virginia."
[...]
"But creating a real country isn't so easy. Liberland has run into a number of problems — not least that Jedlicka and other Liberland citizens do not have constant access to the land itself. Plus, no nation, including the United States, recognize it. If Hillary Clinton had won the presidency in November, Liberland would almost certainly have stayed off the U.S. government's radar.
But with Trump, there is a sense that anything could happen. Before he took office, the unconventional businessman-turned-politician had suggested he may upend foreign policy in a variety of ways — from moving the U.S. Embassy in Israel to Jerusalem and implicitly recognizing the city as the Israeli capital, to drastically rethinking the U.S. relationship with NATO. While these moves may cause panic with some traditional U.S. allies, Jedlicka said he is encouraged.
"[Trump's] call with Taiwan was of course a good sign of his openness to changing the paradigm in international politics,” Jedlicka said.
In the past, Jedlicka had come to Washington to meet with members of Congress, including Sen. Rand Paul (R-Ky.), a libertarian leaning politician with whom Liberland supporters often identify."

@O01eg:
O01eg

Cult Of the Individual; A play in One Egoistic Act
by J. Neil Schulman
ncc-1776.org
"This play was performed in a table reading at Samuel Edward Konkin III’s Agorist Institute in Long Beach, California, with Konkin reading Dan Conrad, J. Neil Schulman reading Joel Rosenbaum, Victor Koman reading Vincent Andrews, Bob Cohen reading Mark Levy, and J. Kent Hastings reading Peter Braun..."

@O01eg:
O01eg

pp.vk.me

@O01eg:
O01eg

Prolegómenos al libro Carne kittysanders.com
"В «Пролегоменах», как и в «Carne», я доказываю, что женщины из индустрии для взрослых очень часто оказываются вовлечёнными туда в силу исторически сформировавшегося механизма присвоения государством граждан и обращения их в полную госсобственность. Опираясь на многочисленные факты принудительного государственного исключения женщин из рынка труда, собственности и зачастую даже образования, я рассказываю об экспроприации значительного процента женщин, жизненно необходимых государству для воспроизведения населения, и демонстрирую, что индустрия для взрослых является частью этого механизма присвоения. Именно поэтому государство предпринимает настойчивые попытки криминализировать эту сферу (если государство криминализирует и запрещает некий сегмент рынка, то оно, скорее всего, желает установить собственную монополию в этой области, и теневым образом пополнять бюджет — так в России функционируют рынки оружия, секс-услуг и наркоты, обеспечивающие несколькомиллионную армию разнообразных полицейских сил; аналогичным образом в Штатах разведка кормится с наркотрафика.) Именно поэтому государство формирует культурно-образовательную парадигму таким образом, чтобы женщины из индустрии для взрослых воспринимались как нечто отвратительное и наполненное грехом и мерзостью.
В том случае, если государство легализует секс-индустрию, этим тоже не следует восторгаться и считать, что оно отвязалось и стало «честным». На примерах европейских стран я показываю, что легализация связана скорее с этно-идеологическими и миграционными изменениями в политике: на роль бесправных жертв государства в Европу стали массово «претендовать» девушки из новых поколений мигрантов, которые массово подрабатывают в проституции, но, будучи частью этнорелигиозных землячеств, всеми силами это скрывают, дабы избежать позора или «убийства чести». Именно они заполнили те 60-70% объёма всей индустрии, которые находятся в самом низу и где процветает основной беспредел, несоблюдение контрактов и тд. Несоблюдению контрактов, кстати, тоже посвящена часть одной из крупнейших глав.
Такая картина характерна не только для Европы, где мигрантки в основном придерживаются мусульманского мировоззрения, но и для Латинской Америки: например, в Доминикане, Бразилии и Аргентине очень многие гаитянки работают в проституции, однако они ни на каких условиях не пойдут регистрироваться, потому что их начнёт отвергать собственная община. Девушки, однако, продолжают работать и прокармливать таким образом своих родителей или парней, которые, в свою очередь, обеспечивают устойчивость и «традиционность» общины, а также её закрытость и геттоизированность, что крайне выгодно государственной бюрократии, с давних времён обожавшей концепцию гетто, т.е. компактной территории, на которой проживает выключенное из рынка меньшинство, контролирующее само себя и занимающееся в основном бесправным тяжёлым трудом и криминальной деятельностью, пополняющей теневой бюджет государства. Таким образом, государство-Левиафан как бы вступает в негласный сговор с общиной, формирующей гетто, и кровь, которой скрепляется этот договор power sharing’а, часто принадлежит женщинам — представительницам этих общин.
Вообще я уделяю довольно много внимания взаимосвязи между адалт-индустрией, нелегальной миграцией и государством. На многих исторических примерах я рассказываю о том, как криминализация секс-индустрии и манипуляции с государственными границами превратили её в источних доходов для государства, а женщин, работающих там — в собственность государственной бюрократии. В книге вскрываются методы, которыми государство экспроприирует женщин из секс-индустрии (прямая криминализация, создание дискурса отвращения, разные типы социально-экономической изоляции) и причины, по которым оно так поступает..."

@O01eg:
O01eg

Сказ о том, как Китти сбрасывала пророссийскую блядь с трона: kittysanders.com
"Как всё было
Я приехала в Аргентину из Бразилии за полтора года до победы Макри. Нельзя сказать, что я не была готова: в Бразилии я заканчивала сбор материала для книги «Carne», а это значит, что я жила в фавелах, наблюдала нищету, насилие и прочие малоприятные вещи, сталкивалась с самым разнообразным беспределом и в общем была готова к чему угодно. Аргентина, однако, смогла удивить. Абсолютно больные валютные ограничения, бастующие регионы, постоянная нищета, запуганная оппозиция, высокие цены, разбитая инфраструктура, какие-то мутные протестующие, живущие в мусорных зассанных городках рядом с Обелиском и президентским дворцом (это примерно как если бы бомжи жили в вонючем палаточном городке на Красной площади, или у монумента Вашингтона, например). Моему взгляду предстали разрушенное сельское хозяйство, упадок в сфере виноделия, массовые протесты фермеров и крестьян, дружба со странами-изгоями, типа Ирана, оголтелый антиамериканизм и антикапитализм, тотальная безработица — и при этом очень жизнерадостная статистика, которая, как недавно выяснилось, была сплошной подделкой. В 2013 Киршнер и подконтрольные ей СМИ (неподконтрольные были вынуждены либо соблюдать нейтралитет, либо отжимались или попадали под судебное разбирательство) сообщили, что в Аргентине, благодаря мудрому социалистическому руководству и борьбе с капиталистическими стервятниками, практически побеждена бедность. Официальная цифра составила 4.7% населения. Это вызвало смех даже у местных левых — настолько рассказ был неправдоподобным; зато зарубежные (российские в том числе) поклонники «настоящих народных лидеров» поспешили написать о «прекрасной свободной женщине Кристине Киршнер, грудью вставшей против американской гегемонии и победившей социальные пороки и язвы». После рассказов о победе над бедностью статистика на эту тему перестала публиковаться. В 2016, когда победил Макри, впервые с 2013 года были опубликованы реальные данные по бедности в стране. Выяснилось, что киршнеристы занизили показатели в семь раз: в реальности бедно в Аргентине живёт около 32% населения. Все рассказы о фантастических успехах киршнеристской левацко-изоляционистской авторитарной политики, «из-за которых Аргентину и Киршнер возненавидели капиталисты, ненавидящие помощь бедным», были банальным враньём, причём враньём преступным: Киршнер и её команда врали, находясь на официальных постах и хладнокровно подделывали статистику.
Поскольку я принимала активное участие в выборах и смене власти, расскажу, как всё происходило.[...]
Мы с единомышленниками собрали небольшую инициативную группу и каждую неделю пикетировали президентский дворец, устраивали шум в медиа (в основном на радио и в соцсетях) и занимались стандартной «оппозиционной деятельностью». Параллельно, конечно, шла работа с венесуэльской оппозицией: к нам приезжали жёны ведущих венесуэльских политиков, посаженных в тюрьмы, шёл обмен опытом; кроме того, мы устраивали протесты против режима Мадуро в разных форматах, от артового до стандартно-протестного. Не сказать, что я в восторге от таких акций, или считаю их высокоэффективными. Я не поклонница оранжевых сценариев, «мирных протестов» и «социального искусства». Это всё, с моей точки зрения, хиппанство и признаки болезни Запада — болезни, из-за которой он влетел сегодня в настолько масштабный кризис.[...]
Ближе к выборам, видя, что информационная поддержка Макри в университетах «проседает», я более плотно включилась в предвыборную кампанию и создала газету Visión Independiente, которая распространялась в Буэнос-Айресе и Мар-дель-Плата, на улицах и в университетах. Газета была радикально антикиршнеристской, в ней публиковались видные экономисты, оппозиционные политики, было довольно много политического-экономического анализа, истории, а также рубрика «Сатира», которую вёл знаменитый комик Мистер Багмэн. Начиная со второго номера, в газете стали публиковаться также авторы из других стран Латинской Америки (Колумбия, Парагвай)..."

@O01eg:
O01eg

Good new, eweryone! marmadyke.livejournal.com
"Либертарианский конгрессмен Майк Малвени назначен Трампом главой Административно-бюджетного управления Белого Дома.
Новый госсекретарь Тиллерсон назвал "Атлант расправил плечи" своей любимой книгой
businessinsider.in
Судья Эндрю Наполитано имел встречу с Трампом,и провел с ним часовую беседу.
Если Трамп готов встречаться с умными людьми и слушать их,это значит,что заведомо лучше чем Клинтониха!"

@O01eg:
O01eg

reed.media
"...А теперь самое интересное. Почему же одни страны вырвались вперед, в то время как другие надолго, если не навсегда, отстали?
Государство само по себе не способно на какие-то результативные и продуманные действия. В силу своей природы оно способно только реагировать на вызовы, и реакция эта почти всегда имеет вид новых запретов и нового регулирования — при этом предыдущие фиаско совсем не останавливают его. Как мы указывали выше, власти «развивающихся стран» в буквальном смысле сидят на мешках с деньгами, но ничего не предпринимают для легализации этой собственности, которая дала бы им самим существенный рост доходов от того же налогообложения. Сиюминутные тактические интересы в случае государства всегда побеждают стратегические замыслы, какими бы привлекательными они ни казались.
Оказывается, что успешные и развитые страны — это те страны, где теневики победили
Это те страны, где организованное («Хлебная лига» Кобдена), а чаще стихийное давление внелегального сектора и создаваемого им обычного права вынудило государство отступить. Там, где это удалось, то есть в Англии и США, люди получили невиданный рост благосостояния.
Этот процесс был преимущественно стихийным. Когда в 1563 году Английский свод законов о мастерах и подмастерьях определил уровни заработной платы, подлежавшие ежегодному пересмотру с учетом цен на предметы первой необходимости, многие теневики двинулись в провинциальные города или принялись создавать новые пригороды (внелегальные поселения), где государственный контроль был не столь строг или вовсе отсутствовал, напоминает де Сото. Таким образом, теневики освобождались от вмешательства гильдий, чья юрисдикция охватывала только города.
Со временем у легальных производителей не оставалось иного выхода, как передавать по субконтрактам часть производства в пригородные мастерские. Это еще сильнее сузило налоговую базу — налоги, соответственно, возросли. Увеличилась безработица, начались волнения, миграция в пригороды усилилась еще больше, а практика субконтрактных договоров с внелегалами расширилась. Так начался процесс ослабления гильдий.
«Эта эволюция была результатом ряда случайных событий и условий, специфичных для Англии. Одним из них стало свирепое соперничество между короной и парламентом, который начиная с XVII века боролся за контроль над экономикой. То, что одна сторона запрещала, другая разрешала. Существовала даже конкуренция между различными типами судов, и можно было выиграть в одном суде процесс, проигранный в другом», — поясняет экономист.
Там, где государство вовсю сопротивлялось теневикам, люди получили потрясения и революции, как во Франции и России, или стагнацию, как в Испании. По оценкам экономиста Эли Хекшера, более 16 тысяч контрабандистов и подпольных производителей были казнены французскими властями по закону о набивных ситцах, не говоря уже о сосланных на галеры или наказанных другими способами. Такая жестокость объяснялась не только стремлением защитить существующие производства, но и тем, что новая технология производства многоцветных ситцев затрудняла сбор налогов. Вычислить производителей одноцветных тканей (и проверить, как они платят налоги) нетрудно, а с многоцветными задача усложняется. Фискальное рвение де Сото называет одной из главных традиционных черт меркантилизма.
Фактически государства, которые мы сегодня называем «развитыми», просто приняли статус-кво, признав обычное право теневиков. К концу XIX века американские политики и судьи проделали большую работу по кодификации прав собственности, но путь им прокладывали сквоттеры. То же верно и в отношении поселений, утверждает де Сото: когда в 1862 году Конгресс принял знаменитый Закон о гомстедах (обещавший бесплатно 160 акров земли каждому поселенцу, желающему в течение пяти лет жить на ней и обрабатывать ее), он только узаконил правило, уже реализованное самими поселенцами..."

@O01eg:
O01eg

facebook.com
"It has somehow become “en vogue” to conflate libertarianism with market economy, open borders and globalism. To the point that everyone who dares to oppose immigration or trade is colored authoritarian and anti-freedom. I want to accentuate what libertarianism stands for and challenge the idea that open borders when implemented by the government promote freedom.
Libertarianism is not about government policies. It is not even about being fiscally conservative and socially liberal. Sure, It's a neat buzzword to toss around when you need to quickly explain that all you want is to leave people to their own devices. But somewhere along the way a lot of libertarians started to take this adage literally and began to rally behind it as if it defined libertarianism.
So, at the risk of losing a few friends, I want to reiterate what libertarianism stands for and what it repudiates.
Libertarianism only concerns itself with the question of the legitimate use of force. When libertarians say something is wrong, they mean the following only: Someone initiated aggression against someone else or his “legitimately owned” property. That’s it. Libertarianism is thus concerned with the ethics of the use of force and is completely agnostic on the issues of open borders, tradition, religion and culture.
This entails that no matter how abhorrent someone’s choices may seem, if they are not coercive they shouldn’t be treated any less than something you find commendable. Homophobic baker who refuses to serve gays is exercising his free will, your “liberal” friend who wants to have the baker prosecuted is the oppressor. Your racist uncle who wants to send his kids to a private, whites-only school is oppressed by the people who made it impossible for him to do. Your insufferable mormon neighbor who home-schools his children about God is less authoritarian than your cool atheist professor who wants to force them to study evolution. Even the Amish community is more in line with libertarian principles than Hong Kong, because their refusal to engage in trade or accept “liberal norms” comes from a place of a voluntary association and not government coercion.
Transgender bathrooms, drugs legalization, teaching kids evolution, all the hot topics that are traditionally associated with individual freedom are not inherently libertarian issues. They are choices. Wherever one's personal preference may lie, every non-coercive choice is just as good as the other one. If you believe that in some instances moral interest of one person or group overrides that of another, you have no business calling yourself a libertarian.
This leads me to the contentious topic of immigration. There appears to have been a schism that divided libertarians into leaning towards the alt-right and the yet unnamed alt-left. But while I’ve read plenty of libertarian critiques leveled at the alt-right, almost nothing is being said against the alt-left, despite its globalist version of the world being just as, if not more coercive.
The argument for open borders usually goes something like this: Libertarians are against government in all its manifestations, borders are enforced by the government, thus libertarians must support open borders. This, however, is a fallacy, because it removes the issue from the context of the pervasive government coercion and treats it like an isolated incident.
It doesn’t take into account that as long as people in the recipient country are denied freedom of association, open borders constitute the assault on their freedom. Until the civil rights act and similar laws in Europe are repealed, opening borders benefit one group at the expense of another. It’s the opposite of everything libertarians stand for. It is government coercion..."

@O01eg:
O01eg

vishka.livejournal.com
"Критика TPP с точки зрения либертарианства. За свободную торговлю против олигархов.
Бытует заблуждение, якобы транстихоокеанское партнёрство должно расширить свободную торговлю. Я хочу разобраться с этим мифом и объяснить, почему либертарианец не должен поддерживать этот закон (а в некоторых случаях протестовать ему).
Свобода торговли это отсутствие политического вмешательства. TPP это международный договор, который будет принят поверх существующих законов, большинство положений которого до сих пор держится в тайне. Мы не знаем, что именно содержится в этом договоре.
Но мы знаем, какие проблемы в нём уже существуют. TPP ужесточает право интеллектуальной “собственности”. Что характерно, о существовании этого пункта мы знаем только благодаря Викиликс. Напоминаю: “интеллектуальной собственности” с точки зрения либертарианства не существует.
Другой ключевой пункт соглашения это Investor-State Dispute Settlement Clause. Это положение позволяет корпорациям судиться с государствами за "упущенную прибыль" из-за внутренних законов. По факту, положение ISDS позволяет большим кампаниям засуживать налогоплательщиков (у государств нет своих денег), гарантируя им прибыль доллар к доллару. Мало того, что это даёт преимущество гигантским корпорациям, у которых есть деньги на то, чтобы судиться с государствами, на свободном рынке не может быть механизмов, которые бы гарантировали бизнесу прибыль за непроданный товар.
TPP это не договор о свободной торговле, это государственная программа регулирования международной торговли в пользу отдельных корпораций (олигархов). Либертарианцы хотят расширения индивидуальных свобод и уменьшения размера государства. TPP расширяет полномочия государства над свободной торговлей. В этом законе есть отдельные неплохие пункты, но люди которые пытаются продать его как закон о свободе торговли вам лгут. Это закон написанный для того, чтобы олигархам, капиталу сросшемуся с властью, было легче контролировать денежные потоки в свою пользу. В ущерб бизнесу, не находящемуся в сговоре с властью.
Либертарианцы выступают против сложных международных договоров потому что они усложняют выход на рынок для нового бизнеса. То есть, дают не рыночное преимущество сложившемуся бизнесу.
В том что я пишу нет ничего радикального. Рон Пол руководствуется схожими доводами, когда противостоит TPP. То же самое говорит Институт Мизеса. Когда государство хочет либерализовать рынок, оно отменяет законы, а не принимает новые. Фантик свободной торговли которым прикрывают TPP имеет такое же отношение к свободе что и Patriot Act к патриотизму. Хотите либерализовать рынок? Это делается через отмену законов, а не написание новых."

@O01eg:
O01eg

heavy.com
"According to the latest results, Johnson brought in 4,042,291 votes. That’s a huge jump over his 2012 campaign, when he brought in 1.2 million votes. Unfortunately, his current number of votes comes in at 3.2 percent, just shy of the 5 percent he needs to qualify the Libertarian party for federal funding in the next election. He did not get any electoral votes.
His highest percentages were in New Mexico at 9.3 percent and North Dakota at 6.3 percent. He also had a few states coming in at over 5 percent.
Johnson may not have gotten 5 percent, but he’s demonstrating that the Libertarians are on an upward trend. And as some supporters have pointed out, with 4 million votes, if every person donated $5, they’d have $20 million in donations and wouldn’t need federal funding for the next presidential election."

@O01eg:
O01eg

graf-florida.livejournal.com
"Во-первых, нет ничего этатистского в том, что группа людей хочет жить в определенном месте. Можно конечно мирную иммиграцию изображать зловещим заговором, а можно и как Free State Project [проект массового переселения либертарианцев в Нью Хемпшир] или Galt’s Gulch [куда перебрались сторонники laissez faire (то есть без госвмешательства) капитализма в романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»]. Первые волны евреев-переселенцев выкупали землю у продавцов, добровольно желающим им продать ее, закрепляя таким образом за собой легитимность владения этой землей, какую бы социалистическую или расистскую трескотню при этом не несли о том, что если это арабы-мусульмане, то значит у них автоматически вечное владение на какую то землю.
Первоначальной мотивацией сионизма были массовые убийства и притеснения евреев по всей Европе. И хотя евреи никогда полностью не покидали эту территорую [будущую подмандатную Палестину] и там не было никогда арабо-мусульманского «государства» в современном понимании, остававшиеся там евреи жили под полным доминированием арабов-мусульмам и законов шариата. Они часто были жертвами насилия и постоянных притеснений, как это общепринято в обычном государстве, особенно по отношению к столь отличному от остальных меньшинству. Когда евреи стали массово иммигрировать на эту территорию, конечно можно было ожидать ответную реакцию местных. Тем не менее, изображать эти приобретенные на добровольной основе земли иначе как справедливо и надлежаще полученную собсвенность – это бессовестно и лживо.
Фактически местные продавая думали, что земля ничего не стоит, потому как ее невозможно сделать плодородной. Евреи доказывали, что это не так, что заставляло местных потом сожалеть о продаже, вызывало у них зависть к более успешным и предприимчивым иммигрантам плюс неприятие к иной сильно отличающейся культуре и системе социального обустройства рядом живущих. [И, самое главное, муллы и другие местные главы деревенских общин и т.п. начали реально терять паству и "кормовую базу" и начали науськивать и нагнетать вражду и призывать к погромам]. Начались многочисленные атаки на еврейские поселения и погромы, задолго до вмешательства британцев и ООН (про американцев не говорю вообще) туда. Эти атаки заставили евреев-поселенцев искать какие то формы коллективной защиты, точно также как это делает любое современное общество. Жаль конечно, что они не обратились к возможностям защиты, которые могло бы предоставить анархистски организованное общество и вместо этого пошли по пути создания государства, но так везде было, повсеместно, сложилось исторически, к сожалению.
В дальнейшем британцы, получившие под свой мандат эту территорию, жестко препятствовали большинству желавших иммигрирорать туда из числа выживших полсе окончания 2-й мировой евреев. Фактически, они не были нужны ни одному из европейских государств и никто не вернул им украденную собственность. Большая часть прежде жертв Холокоста продолжали оставаться теперь уже интернационных лагерях союзников, которые не знали куда их девать. Британцы позвоили только небольшому количеству переселиться туда или сюда, в том числе на территорию теперяшнего Израиля несмотря на протесты местных арабов-мусульман. Большинство же проникло туда "контрабандным путем" вопреки сопртивлению британцев. И опять же, они прибыли туда мирно, живя в частной собственности, справедливо надлежаще приобретенной по прибытии там."

@O01eg:
O01eg

Посмотрел третий фильм "Атланта", дно пробито.

@O01eg:
O01eg

На Чтениях Адама Смита будет выступать Вит Едличка.

@payalnikk:
payalnikk

youtu.be Это просто феерично. Если я раньше подозревал либертарианцев в тяжелой наркомании, то сейчас это настойчиво перерастает в уверенность. Это ж надо — атомизация, индивидуализм и социальный дарвинизм приведут к процветанию. Примат частного над общим — вот всеобщая панацея! Принципы самоорганизации из подсистем дружно идут боком, эгоцентризм возводится в абсолют, а эукариоты сожалеют о том проклятом часе, когда черт их дернул превратиться в многоклеточные организмы

@O01eg:
O01eg

facebook.com
"В то же время, альтернативная литература, основанная на реальной истории, приходит к выводу, что гражданское общество американского запада в девятнадцатом веке не было чрезмерно склонным к насилию. Юджин Холлон пишет, что западный фронтир «…был гораздо более цивилизованным, более мирным и безопасным местом, чем американское общество сегодня» (1974, х). Терри Андерсон и П.Дж. Хилл подтверждают, что, хотя «… Запад воспринимается как место царящего хаоса, без особого уважения к собственности или жизни», их исследование «…показывает, что это было не так; имущественные права были защищены и царил общественный порядок. Частные агентства обеспечивали необходимую основу для упорядоченного общества, в котором и имущество было защищено, и обеспечивалось разрешение конфликтов» (1979, 10).
Что это были за частные охранные учреждения? Это не были правительства, потому что они не имели правовой монополии на поддержание порядка. Вместо этого, они включали такие организации, как земельные клубы, ассоциации скотоводов, поселки старателей и караваны фургонов переселенцев.
Так называемые земельные клубы создавались переселенцами еще до того, как правительство США выполнило землемерные работы, не говоря уже о начале продажи или раздачи земель. Поскольку споры о земельных титулах неизбежны, земельные клубы приняли свои собственные уставы, изложив в них «законы», определяющие и защищающие права собственности на землю (Андерсон и Хилл 1979, 15). Они администрировали заявки на участки, защищали их от чужаков и рассматривали споры в арбитражном порядке. Против нарушителей правил эффективно использовался социальный остракизм. Таким образом, количество споров — и насилия — при установлении прав собственности в этом случае сводилось к минимуму.
Караваны фургонов переселенцев, перевозившие тысячи людей к золотым приискам Калифорнии и в другие части запада, обычно составляли собственные уставы, прежде чем отправиться в путь. Такие уставы часто включали в себя хорошо проработанные судебные системы. В результате, пишет Бенсон, «…даже в случае недостатка пищи и при угрозе голода количество случаев насилия в караванах было невелико. Когда совершались преступления против лиц или их имущества, в дело вступала судебная система» (1998, 102). При этом обычно остракизма и угрозы изгнания из группы (вместо угрозы насилия) было достаточно, чтобы исправить поведение нарушителей правил.
Десятки фильмов изображают поселки старателей девятнадцатого века на западе в виде очагов анархии и насилия. Но Джон Умбек обнаружил, что, начиная с 1848 года, старатели стали заключать контракты друг с другом, чтобы регулировать свое собственное поведение (1981, 51). На то время в Калифорнии не было государственных органов, помимо нескольких военных гарнизонов. Контракты старателей устанавливали право собственности на землю (и любое золото, найденное на ней), и старатели сами обеспечивали реализацию этого права. Те, кто не был согласен с правилами, принятыми большинством, были свободны добывать в другом месте, или установить свои собственные договорные отношения с другими старателями. Принимаемые таким образом правила в результате зачастую устанавливались с единодушного согласия (Андерсон и Хилл, 1979, 19). Покуда старатель соблюдал правила, другие старатели защищали его права в соответствии с договором. Если же он не соблюдал принятые им ранее правила, его заявка (на участок для разработки — прим. ред.) становилась «открытой для любых претендентов» (Умбек 1981, 53).
В таких поселках старателей нанимали «специалистов по обеспечению выполнения обязательств» — мировых судей и арбитров, а также разработали обширный свод норм имущественного и уголовного права. В результате насилие и кражи были редкостью."

@O01eg:
O01eg

withurwe.com
"Centuries hence, Man, seemingly alone in the universe, slowly spreads his civilizations across his corner of the galaxy. Tyrants vie for power, and in their fierce grip the colonies of the Milky Way are suffocating.
In this society of many billions, a young marine, a highly trained war hero, returns home from his tour of duty. Physically powerful yet shy, awkward and unable to sway the masses with pretty speeches, Alistair Ashley 3nn makes a decision to strike at the hierarchy the only way he can.
His decision starts him on a grand adventure, and as he is carried along by forces beyond his control, he comes to confront an ancient secret, one which may reveal Humanity’s future. "

@O01eg:
O01eg

youtube.com

@O01eg:
O01eg

kittysanders.com
"Вышел первый номер газеты “Visión Independiente”. Эта газета представляет собой относительно новый для региона тип СМИ. “Относительно” – потому, что такие СМИ уже были. “Новый” – потому, что с начала 90-х начало происходить их угасание. Позже на континент сильно проникли Россия и Китай с их “БРИКС”, идеями “социализма XXI века”, “многополярии” и прочего идеологического шлака в стиле Зимбабве, Ливии, КНДР и прочих “борцов за традиционные ценности, особый путь и суверенитет”. В результате любые не-левацкие СМИ маргинализировались и в лучшем случае оказались запертыми на федеральном уровне в своих странах. Причём левые, спонсируемые Москвой и Пекином, не унимаются. Например, они заявляют, что уже существующие левые и этатистские газеты, проводящие интересы КНР, РФ, ALBA и Foro de São Paulo, “недостаточно левые”, “куплены Америкой”, “ЦРУшные”, “предательские”, “недостаточно разоблачают врагов и не заставляют их замолчать”. Необходимо, заявляют они, окончательно уничтожить “фашистов”, под которыми они понимают всех оппозиционеров, от либералов и центристов до социал-демократов, и вообще пересажать их всех, и запретить им высказываться, оставив в странах только БРИКС-овских марионеток и троцкистов в качестве официальной оппозиции.
Поэтому пресса, жёстко выступающая за цивилизованный путь развития, экономическую науку, а не шарлатанство, нормальную демократию, а не фарс с подтасовками на выборах, освещение правды о социалистических диктатурах и ультралевых террористах, или политических убийствах “неугодных” социалистическим лидерам людей, практически вымерла. Во одних странах за издание подобных газет попросту убьют, в других – создадут проблемы с помощью налоговой и полиции. “Visión Independiente” собирается разорвать этот порочный круг страха, оправданий, замалчиваний и левой монополии на “правду”, которую транслируют из Пекина, Гаваны и Москвы.
Главный редактор газеты – Китти Сандерс. В номере приняли участие видные международные экономисты, юристы, руководители НПО, представители венесуэльской оппозиции за рубежом. Следующий номер планируется более “международным” – туда будут приглашены колумнисты из других стран Латинской Америки.
В первый номер газеты вошли следующие материалы:
— Анализ катастрофической аргентинской инфляции, вызванной правительством Киршнер – одним из самых некомпетентных за всю историю страны;
— Статья о резком усилении аргентинских спецслужб, санкционированном Киршнер сразу после того, как погиб прокурор Альберто Нисман;
— Анализ внутренних противоречий блока БРИКС и опасности заигрывания с ним;
— Либертарианская колонка;
— Юридическая колонка;
— Полоса, посвященная правам человека в Венесуэле и Аргентине;
— Новости"

@O01eg:
O01eg

flickr.com

@O01eg:
O01eg

pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

Здесь должна быть карикатура про совок с тощей свиньёй с надписью "плановая экномика" и жирной тенью от неё с надписью "чёрный рынок": r-e-e-d.com
"Администрация одной из школ штата Индиана пожаловалась Конгрессу, что ученики контрабандой проносят в школу запрещенные продукты и создают целые черные рынки под носом у учителей. Об этом пишет Керри Джексон на сайте Investors.com. Особенно активно торговля «запрещенкой» ведется в школьных столовых.
«Наверно, самый яркий пример в моем округе заключается в том, что школьников застукали за проносом и даже продажей соли, перца и сахара — так они пытались сделать вкуснее пресную еду из столовой, — рассказал Джон Пейн, президент попечительского совета Блэкфордской окружной школы в городе Хартфорд, штат Индиана. — Контрабанда — это только один из примеров, демонстрирующих запрос на либерализацию правил», — признался он.
Выступая перед американским Подкомитетом по вопросам раннего детства, начального и среднего образования, Пейн рассказал законодателям про «неумышленные последствия» принятого в 2010 году по инициативе Мишель Обамы закона «О здоровых и сытых детях».
Школьные обеды кажутся детям настолько отвратительными, говорит Пейн, что большинство приносят ланчи из дома, а некоторые родители даже стали забирать детей домой на обед или отвозить в ближайший ресторан фаст-фуда. «Не стоит удивляться, что цельное зерно и брокколи оказываются в мусорке», — добавил он.
Программа здорового питания, призванная снизить уровень ожирения среди детей, была предложена Мишель Обамой и одобрена Конгрессом и Министерством сельского хозяйства США. Согласно закону «О здоровых и сытых детях» (The Healthy and Hunger-Free Kids Act), в рацион каждого ребенка должны входить цельное зерно, белок, обезжиренное молоко, фрукты и овощи. Ряд школ обратились с просьбами убрать или смягчить требования, реализация которых окалазалсь недешевой, а результат расстроил детей и их родителей..."

@O01eg:
O01eg

Ф. А. Хайек "Пагубная самонадеянность" libertarium.ru Об психологических основах копирастии:
"Требование, сводящее действия человека к сознательному преследованию заранее известных полезных целей, объясняется еще одним обстоятельством. Это требование связано не только с архаичным и туманным инстинктом, но и с одной характерной особенностью интеллектуалов, его выдвигающих, — особенностью, которая, будучи вполне понятной, тем не менее, оказывается саморазрушительной. Интеллектуалов особенно заботит, в каких конечных целях будет использовано то, что сами они называют "детищами своего ума". Они горячо беспокоятся за судьбу собственных идей и гораздо больше опасаются выпустить из-под контроля свои идеи, чем работники физического труда производимые ими материальные продукты. Из-за подобных опасений эти высокообразованные люди зачастую неохотно включаются в обменные процессы — процессы, втягивающие их в работу с недостаточно ясными целями и в такой ситуации, когда единственным устанавливаемым результатом их усилий (если вообще что-нибудь получится) может оказаться чужая выгода. Работник физического труда охотно допускает, что знать (раз уж это кому-то нужно), какие потребности в итоге удовлетворит дело его рук, — это, в сущности, забота его нанимателя. Но значение индивидуальной интеллектуальной работы для продукта, создаваемого многими интеллектуалами, взаимодействие которых складывается в цепочку услуг или идей, определить не так просто. Человек более образованный, как правило, сильнее сопротивляется какому-то, ему не понятному, способу управления — типа рынка (при всех разговорах о "рынке идей"). В результате (тоже непредусмотренном) выходит, что они сопротивляются (пусть неосознанно) именно тому, что увеличило бы их полезность в глазах коллег.
Подобное сопротивление помогает объяснить и враждебность интеллектуалов к рыночному порядку, и отчасти их восприимчивость к социалистическим теориям. Не исключено, что эти враждебность и восприимчивость были бы слабее, если бы эти люди лучше понимали роль, которую играют во всей нашей жизни абстрактные схемы спонтанного упорядочения. Несомненно, так и было бы, если бы они лучше разбирались в вопросах эволюции, биологии и экономики. Однако, натыкаясь на сведения из этих областей науки, они зачастую не желают ни вдуматься в них, ни хотя бы предположить, что существуют сложные целостности, о функционировании которых наш разум может иметь только абстрактное знание. А ведь нам недостаточно чисто абстрактного знания об общей структуре таких целостностей, чтобы "выстраивать" их в буквальном смысле слова (т. е. складывать из известных нам частей) или предсказывать конкретную форму, которую они примут. В лучшем случае оно помогает выявить общие условия, при которых многие из таких порядков или систем будут формироваться сами, — такие условия иногда способны создавать мы сами. С проблемами подобного рода знаком химик, занимающийся сходными сложными феноменами, но обычно не знаком такой тип ученых, которые привыкли объяснять все в терминах простых связей между ограниченным набором наблюдаемых явлений. В результате, столкнувшись с более сложными структурами, эти люди поддаются искушению интерпретировать их анимистически, как воплощение чьего-то проекта, и подозревать о каких-то тайных и коварных кознях (о чьем-нибудь заговоре, например, господствующего "класса"), кроющихся за "проектами", авторы которых остаются неуловимыми. Из-за этого в свою очередь усиливается их изначальное нежелание в условиях рыночного порядка выпускать из-под контроля продукты своего труда. Вообще, чувство, что они всего лишь орудия скрытых, пусть даже и безличных, рыночных сил, кажется интеллектуалам почти личным оскорблением."

@O01eg:
O01eg

Интересный момент, если бы не проклятый капитализм, и вместо частных ЖД компаний было бы государственное говно, кошка бы до начстанции, а потом и до местного божества, не дослужилась.
huffingtonpost.com
"Thousands of people gathered in a Japanese city over the weekend to bid farewell to a beloved local icon: a cat named Tama who served as stationmaster of a rural railway station for almost a decade.
The calico cat has been credited with saving the struggling station, and its railway line, from financial collapse.
Tama’s road to glory began in 2007 when she was appointed honorary stationmaster at the unmanned Kishi station in rural Wakayama prefecture. Tama, who had been a stray who hung around the station, was the first cat in the world to hold such a position.
According to the Associated Press, the Wakayama Electric Railway had been almost bankrupt at the time of Tama’s appointment, and the Kishi station had let go of all its staff. The president of the railway, Mitsunobu Kojima, told the news outlet that appointing Tama as stationmaster had initially just been an excuse to keep the cat at the station.
“But she was really doing her job,” he said.
Tama, wearing a custom-made stationmaster’s cap and cape, would sit at the station’s ticket gate “greeting” passengers.
She soon attracted tourists from across Japan and around the world who flocked to the station to see her at work.
Kojima says the cat’s popularity helped pull the railway line out of debt. The cat is said to have contributed an estimated 1.1 billion yen ($8.9 million) to the local economy.
"Tama-chan really emerged like a savior,” Kojima said in a speech delivered at the cat’s funeral. "It was truly my honor to have been able to work with her.”
Tama died on June 22 at the age of 16 (or about 80 in human years).
On Sunday, an estimated 3,000 people attended her funeral, held at Kishi station. Mourners reportedly brought flowers and tins of tuna to honor the late stationmaster.
During the Shinto-style ceremony, Tama was elevated to the status of goddess. Followers of the Shinto religion honor many gods, including animal deities."

@O01eg:
O01eg

gns-ua.livejournal.com
"Мое либертарианство началось в Вооруженных Силах. Советских. Разумеется, никаких подрывных книжек я не читал, их тогда не было. Я просто наблюдал и делал выводы. Армия — это ежедневный жесткий распорядок дня, расписанная наперед неделя, месяц, год, все по плану, все под контролем. Армия — это торжество закона, ведь в Уставе написано все. Ну, то есть, в буквальном смысле все, включая расстояния между койками в казарме и процент жиров в масле. Армия — это воплощение порядка. Это жесткая иерархия, где командир не только «всегда прав», но и легко докажет эту правоту нарядом вне очереди, гауптвахтой, военным трибуналом, а проще всего — безнаказанной зуботычиной. И что? Не работало. Несмотря на одинаковый для всех Устав, в каждой части были свои порядки, а если вам было что-то нужно от бойцов, даже если это что-то вроде бы входило в их обязанности, приходилось договариваться. Ведь можно же было приказать! Можно. Многие так и делали. Но если нужно дело сделать — лучше договориться. Иначе не работало. И чем более нестандартными были задачи, тем дальше от Устава и строгой иерархии были их решения.
(c) @vzua kontrakty.ua"

@O01eg:
O01eg

c4ss.org
"Let’s get something out of the way at the start: the state — even if it should exist — should not be involved in marriage. But libertarians who think that this is all that need be said are wrong. To see this, imagine that the government declared that blacks could not use the interstate highways. Would it be enough for libertarians to say that the government should not own and operate highways, remaining agnostic on the particular policy? Of course not, because that’s not all there is to the matter. Libertarians should say that as long as the government does own and operate highways, it must not discriminate irrationally or invidiously in their use. Why is that a proper libertarian position? It is so because libertarians, pending abolition of the state, should want to limit as far as possible its power to commit injustice, to mistreat people or deprive them of their dignity. One way to do that is to eliminate or at least restrict its power to discriminate irrationally or invidiously. Government should not have the power to issue marriage licenses, but when it exercises that power, it should not be free to deny them to gay and lesbian couples. On what libertarian grounds should same-sex couples be turned away from the licensing bureau? As Steve Horwitz writes: “Classical-liberal principles require the State to treat all citizens as equal before the law.” This, he notes, has been one of the aims of liberal movements from time immemorial. Horwitz writes:
[...]
It does not follow, as some libertarians suggest, that under the equality principle, laws that burden one group ought apply to all. The principle is equal protection. If the government imposed conscription on men, it would be unlibertarian to demand that women also be drafted in the name of equality under the law. On the contrary, that principle would be grounds for demanding abolition of conscription.
I’ve seen it argued that if marriage consisted merely in “negative rights” — rights, that is, against aggression — a libertarian could have no objection to legalization of same-sex marriage. But, the argument goes, since contemporary marriage entails “positive rights” as well — that is, (alleged) “rights” to government-provided benefits — a libertarian should object to extending this tainted institution to more people. That argument seems plausible at first, but I believe it crumbles on closer scrutiny.
[...]
Let’s take an example, the federal Family and Medical Leave Act, which requires employers to provide job-protected though unpaid leave for qualified reasons. (Some states have similar laws.) Since passage of the law in 1993, FMLA benefits have been extended by the courts to same-sex couples who married in a state that recognizes that status.
Now it is true that mandated family and medical leave coercively imposes costs on employers (and ultimately employees) and therefore cannot pass libertarian muster. It is also true that with this latest Supreme Court decision, FMLA benefits will now apply to more people. But contrary to some libertarians, that is no reason to condemn the Supreme Court’s decision. Rather, it’s simply a reason to work for the repeal of the FMLA. Allowing the prohibition of SSM in order to prevent expansion of the FMLA is a little like bombing a village full of innocents to kill a criminal. To avoid one harm, a great deal more harm would be done. And note: it is not married couples who compel employers to provide leave, even if they take advantage of the law. The state is the aggressor. Let’s go after it and its impositions directly. Discriminating against same-sex couples does nothing to end those impositions. It simply declares that the benefits are for heterosexual couples only."

@O01eg:
O01eg

WAT youtube.com

@O01eg:
O01eg

r-e-e-d.com
"Автор — президент Фонда экономического образования, автор более 1000 статей, колонок и радиовыступлений. Его материалы публиковались в таких изданиях, как The Wall Street Journal, Baltimore Sun, USA Today и других. Оригинал статьи — на сайте FEE, перевод Веры Кичановой.
«Бунт время от времени необходим», — писал когда-то Томас Джефферсон. Автор Декларации независимости и третий президент Америки сравнивал пользу от бунта для общества с пользой от грозы для природы: такая гроза очищает воздух и приводит в равновесие систему.
Прямо сейчас шторм бушует в политической атмосфере Бразилии. И, что самое удивительное, герой в центре происходящего, — не закаленный ветеран политики, медиа, бизнеса или труда. Он не марксист, не глашатай классовой борьбы и не метатель бомб. Он скорее плюнул бы на футболку с Че Геварой, чем надел ее. Это 19-летний подросток, бросивший колледж, с очень не-бразильской фамилией, и он либертарианец — сам Джефферсон с энтузиазмом поддержал бы его. Встречайте Кима Катагири, лицо Движения за свободную Бразилию.
Всего два года назад внук японских иммигрантов был студентом без определенных политических взглядов. Его история — идеальный пример того, что мы в Фонде экономического образования (Foundation for Economic Education) считаем необходимым для будущего идей свободы: подача наших идей в доступной и увлекательной форме, а затем распространение их по тем каналам, которые использует молодежь.
Когда привлекательные идеи соединяются с событиями-катализаторами и сильными личностями, происходят вещи большие и непредсказуемые. Глядя в прошлое, мы ясно видим, что падение коммунизма в одной стране за другой в 1989 году было результатом такого идеального совпадения. В Бразилии подъем либертарианских идей настолько очевиден, что левое правительство судорожно ищет какого-то злого кукловода за всем этим движением. Этатисты не могут вообразить децентрализованное, идеологически заряженное, растущее снизу движение людей, которые действительно страстно верят в свободу и свободный рынок. Для них оппозиция — это всегда результат подлого заговора узкого круга лиц.
Катализирующими факторами для бразильского Движения за свободу стали высокие налоги, масштабная коррупция и кумовство, растущие цены и инфляция на фоне стагнирующей экономики, а также массово признаная некомпетентность президента Дилмы Русеф и ее социалистической Партии рабочих.
«Я прочитал о Милтоне Фридмане и Людвиге фон Мизесе в интернете», — рассказал мне Катагири в интервью 2 июня. Он упомянул научный центр, расположенный в Пало-Альто, — Бразильский институт Мизеса, как один из источников, где он почерпнул подобные мысли. Другим упомянутым источником был портал Libertarianismo.org. Я почувствовал особенную гордость, когда услышал от него: «Многие статьи Фонда экономического образования были переведены бразильскими либертарианцами и помогли познакомить десятки тысяч людей с идеями свободы».
В соседней Аргентине люди выходят на улицы почти по любому поводу. Бразильцы более неторопливы. Так что 15 марта 2015 года, когда Катагири и его молодые соратники вывели почти два миллиона бразильцев на улицы 25 городов, чтобы выступить против коррупции и социализма, это стало сенсацией. Хелио Белтрао, основатель и президент Бразильского института Мизеса, видит в Катагири «настоящего энергичного лидера». 12 апреля Движение за свободную Бразилию и связанные с ним локальные группы развернули протесты в 200 городах по всей Бразилии, крупнейшей стране в Латинской Америке и пятой по величине в мире. «Левые совершенно напуганы этим, — говорит Белтрао. — Это были самые массовые демонстрации в нашей стране как минимум с 1992 года»..."

@O01eg:
O01eg

fund.liberland.org

@O01eg:
O01eg

r-e-e-d.com
"Член Партии свободных граждан Вит Едличка долгие годы пытался изменить политический строй в родной Чехии. Тогда друзья, в шутку или всерьез, посоветовали вечно недовольному Виту создать собственное государство. Так он и сделал. В середине апреля Едличка и его соратники установили черно-желтый флаг на спорном участке земли между Сербией и Хорватией, на западном берегу Дуная, и объявили о создании Либерландии. Спустя две недели их уже завалили заявками на гражданство: более 300 тысяч человек со всего мира решили присоединиться. «Основать новое государство на деле оказалось гораздо проще, чем я думал», — приводит Deutsche Welle слова 31-летнего либертарианца.
«Вы понимаете, налоги росли каждый год, число регулирующих законов росло каждый год. Я чувствовал, что с этим надо что-то делать», — пояснил Едличка в интервью журналу Reason. — «Все говорили мне: “Создай свою страну, чтобы доказать, что твои идеи свободы работают”. Ну, я так и сделал». Для этого ему пришлось первым делом отыскать участок земли, на который не претендует ни одна страна, — так называемую terra nullius. «Любой мог сделать то же самое, — пояснил он. — К сожалению, это был один из последних участков terra nullius на земле», — вздыхает основатель Либерландии.
Общая площадь «Свободной страны» не превышает 7 квадратных километров, причем большая часть территории покрыта лесом. Всего два государства в мире имеют меньшую площадь — Ватикан и Монако. Журналисты, приехавшие посмотреть на новопровозглашенную республику, обнаружили лишь деревянный домишко, брошенный, по словам жителей близлежащих селений, лет тридцать назад. Дорога, по которой можно добраться до Либерландии, тоже находится в ужасном состоянии, но отцов-основателей это не останавливает — в конце концов, Дунай остается международным водным путем, и именно его Едличка рекомендует в качестве основного способа попасть в Либерландию.
Девиз нового государства — «Живи и дай жить другим». В проекте конституции (создатели документа ориентируются на основной закон Швейцарии) Либерландия названа «конституционной республикой с элементами прямой демократии». Правительство будет избираться с помощью электронного голосования, а его задачей станет создание общества без неэффективных государственных ограничений. Официальной валютой будет bitcoin или другая криптовалюта, налогооблажение — только добровольное. Правда, одно правило идет вразрез с представлениями о либертарианской утопии: на территории Либерландии будут строго запрещены наркотики. «Вы теряете свободу воли, когда начинаете употреблять их», — поясняет Едличка.
Функционировать минимальное правительство Либерландии планирует с помощью краудфандинга. «Даже самая малозатратная и эффективная канцелярия президента требует финансирования», — сказано на сайте Либерландии. Идейных союзников просят также профинансировать покупку патрульных катеров («Давайте посмеемся над хорватской полицией!») и квадрокоптеров, которые будут охранять небо над Либерландией и лично президента..."

@O01eg:
O01eg

ННБТ pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

Об Либерлэнде plus.google.com

@O01eg:
O01eg

Либерландское радио спрашивают: How do Liberlandian people greet each other? ... They'll shake their invisible hands of market.
twitter.com

@O01eg:
O01eg

facebook.com
"09/05/2015
The president had a very beneficial meeting with eight ambassadors and with the personnel of the Ministry of Foreign Affairs in Zagreb, Croatia. The people involved in the meetings disclosed to him that Liberland has quite a chance of success if it is based on the love and freedom ideas that it purports to be. The president invited the ambassadors to a party in Liberland next weekend. In the evening, the president was detained by the Croatian police without him having crossed the border from Croatia to Liberland.
10/05/2015
The president was released in the morning hours after a very friendly meeting with the police and a judge. The president feels that there is a great degree of support from the Croatian police and judiciary and sees the arrest as a means for starting the talks with the Croatian side about opening a border crossing between Croatia and Liberland. Liberland has also got legal representation for the negotiations in the Croatian jurisdiction."

@O01eg:
O01eg

Good news, everyone! twitter.com
"Good news: President of Liberland Vít Jedlička was released few hours ago. We will inform you more in detail in a while."

@O01eg:
O01eg

Вот и всё: naplesherald.com
"Croatia deployed border police units and patrol boats to prevent repeated attempts by dozens of Liberland organizers and their followers to reach the uninhabited area, whose only building is a run-down abandoned hunter lodge. Serbian police prevented them from crossing the border from their side.
“The police did their job maybe even better than expected,” said Jedlicka, a member of a small libertarian Czech party. “Even the people who wanted to give us the boats were searched and were told that they are not allowed to give us the boats."
twitter.com
"The president of Liberland, Vít Jedlička, has been arrested by the Croatian police. We are seeking help in..."

@O01eg:
O01eg

pbs.twimg.com

@O01eg:
O01eg

What the fuck I've just watched: i.imgur.com

@O01eg:
O01eg

— The Moon is a Harsh Mistress 3D, right?
— Right. Silk Road edition.

@O01eg:
O01eg

Пора качать, раз выложил, а то ещё опять приступ копиразма случится: youtube.com