Чтобы добавлять сообщения и комментарии, .

@Kostylburg:
Kostylburg

Посмотрел сенсационный фильм "Левиафан" талантливейшего режиссера Звягинцева. Надо признаться, это произведение оставило неизгладимое впечатление в душе и навеяло армию мыслей, которые атакуют меня уже второй день. У меня натура впечатлительная, и те гениальные приемы, которые использовал не менее гениальный Звягинцев не прошли даром и оставили в душе глубокие рубцы!
Один только унылый вид свинцовых туч, сгнивших на берегу туш то ли китов, то ли прочих левиафанов, белеющих своими остовами на мрачном темно-сером песке. Эти гигантские кости вообще служили центральным местом в пейзаже происходящих событий. Минимум декораций и максимум успеха. Так на чем можно заработать признание мировой общественности при суперминибюджетном вложение в фильм? Правильно! В раскрытии всех тайн загадочной русской души. И Звягинцев стал планомерно и методично вскрывать эти самые пласты русской души провинциального Поморья.
Все герои от мала до велика матерятся. Точнее, говорят матом. От лощёного альфа-самца-московского адвоката, до сынули главного героя. Глава администрации тоже не отстаёт от них, даже в некоторых диалогах опережает. Если подразумевается, что это обыденный разговорный язык российского обывателя, то господин Звягинцев засиделся в богемных кулуарах и ему пора выйти на свежий воздух, обновить, так сказать, словарный запас. Может быть Ксюша Собчак, Якубович и сам мэтр (Михалков) и любят ругнуться, показав, что и им не чуждо все человеческое (не зря же Великий Никита со братиями по цеху выступил за узаконивание матершины на экране), то простым представителям среднего класса, студентам и прочему населению интернет-пространства это предстовляется основным критерием "быдлости". Ну, ладно, нехай ругаются, как бомжи собирающиеся по утрам у входа в метро у Трёх вокзалов, но для пущей привлекательности они еще и все водку хлешут, порой даже из горлА. Да-с. Как в восьмидесятые годы прошлого столетия, когда выделяли на похороны по два ящика на рыло, то бишь, на труп. Чтоб больше досталось. ГиБэДэДэшники, глава района, альфа-самец-адвокат, несчастная жена главного героя, её подруга, ну, и, само собой, сам главный герой. Ах, да! Ещё и сынуля пиво дует с дружками на развалинах старой церкви.

@Kostylburg:
Kostylburg

О ВЫНОСЛИВОСТИ
Восьмидесятые годы прошлого столетия. Следственная камера свердловского изолятора . Не "первоходы". Опытная публика, прошедшая лесоповалы " Севураллага" и "Тавдаспецлеса". Вымуштрованные в образцово-показательных колониях Нижнего Тагила и опухавшие с голодухи в " Ивдельлаге". И вот теперь эти "лучшие" сыны Отечества застойных времён сидели в небольшой душной камере в ожидании окончания следствия, суда и отправки в очередной раз на "зону". Чтобы не терять времени дарам — играли. Во всё что можно. В нарды, шашки, шахматы, домино и карты. Играли на курево (не " общаковое"), жратву (не пайку) и деньги. А так-же, чтобы поддерживать своё тело в боевой готовности — на приседания и отжимания от пола. Центральное место игровых баталий была "платформа" — то есть стол, стоящий посреде камеры с приваренными сваркой к полу ножками. На нём резались от души в легальное домино. Хотя играли в него в доминошный аналог "двадцати одного" и "буру". Зэки же — что с них взять?
В клубах дыма моршанской махорки и свердловской " Примы" татуированные подозрительные личности, блестящие от липкого пота, день и ночь колотили по железной поверхности костяшками.
— Эх, не "очко" меня сгубило, а к одинадцати туз! — слышалось оттуда.
— Ты давай келешуй(перемешивай) получше! — вторил ему хриплый голос.
Резкий удар в дверь ключами, и недовольный крик контролёра:
— Эй, потише там! Отбой уже был!
Хотя к "второходам" ("третьеходам, четвероходам") у ментов отношение было вполне лояльное, за пустяки своими резиновыми дубинками не массировали зэковские тела, а вот кто впервые оказался за стенами свердловской тюрьмы — тем доставалось за всё.
Игроки переходят на полушёпот. Но через пол-часа опять азарт берёт вверх:
— Давай присядай! Ох-ха-ха!

@Kostylburg:
Kostylburg

КАК Я БРОСИЛ КУРИТЬ

Проснулся утром в приподнятом настроении. Почему? Сам не знаю! Но, чувствую, сегодня у меня получится ВСЁ !!!
Законный выходной. Быстро собираюсь и еду в родное троллейбусное депо за авансом. На дворе капала с крыш весна 1997 года, и мы не ведали тогда, что наступят времена банковских карт, и потому каждое получение зарплаты или авнса являлось ярким событием в жизни водителя троллейбуса. Касса находится на первом этаже административного здания. Народ предусмотрительно подтягивался с самого утра. Занимали очередь. На себя, на смещика, на друга-собутыльника. Водители, работающие во второую смену спешили получить деньги до заступления, но бывало, что простояв несколько часов в очереди, со злостью взглянув на часы и, матеря на чём свет стоит кассиршу, которая "не шевелится", нехотя уходили заступать на станцию " Уктус", "УНЦ" или какое-нибудь "Чкалово". Те, кто работали в первой половине дня, не теряли надежды получить деньги пораньше, не дожидаясь окончания работы. Как это? А так!
Водитель:
— Алло! Это водитель Иванов с машины 145. Звоню с Химмаша, двери что-то прихватило и масло из гидроусилителя вылилось, надо дополнить.
Диспетчер депо:
— Куда едете, когда пересменка?
Водитель:
— До пересменки еще круг, еду на вокзал.
Диспетчер депо:
— Заезжайте в депо, машину не "раздевайте", дверь отремонтируют, масло дольют и в рейс.
Радостный водитель мчится в депо, бросает машину около"канавы" и уже орёт в очереди у кассы:
— У меня выезд через 10 минут! Пропустите!
Хотя некоторые и вполне законно ставят свои троллейбусы на техосмотр, что заложен у них в расписании и чинно следуют за честно заработанным рублём.
То, что творилось вокруг заветного окошка — словами не описать. Споры, взрывы дикого хохота, сальные анекдоты, обсуждения производственных проблем, с отстаиванием своей точки зрения с пеной у рта... Заранее формировались компании по пропитию энной части получки, заранее приглашались на бутылочку пива приглянувшиеся молодые водительницы, недавно пришедшие с курсов. Периодически прибегал со второго этажа заместитель директора по эксплуатации Николай Иванович Мячков и, выпучив глаза, шевеля усами, пытался достучаться до сознания своих подчинённых:
— Что за шум?! Вы люди или нет?! Вы слова понимаете?! Орёте, как табор цыган! Бухгалтерия не может из-за вас работать!!! Все на улицу! Там очередь занимайте! Заходит только тот, кто получает! Один!
Все уходили на свежий воздух. Дружно закуривали, а потом постепенно просачивались обратно.

@Kostylburg:
Kostylburg

Земля Блаженных...
Давным-давно, лет этак триста тому назад жил на земле сибирской человек зело чудаковатый. Ходил по деревням-сёлам, шил-штопал шубы, чем и зарабатывал на пропитание. Спал под крышей работодателей и харчевался с их стола. Да только вот кушал он шибко мало, да и полного расчёта не получал в силу своих странностей. А странности были немалые и совершенно непонятные для суровых обитателей Верхотурского уезда. Вот, допустим, сошъёт он шубу, всё чин-чинарём, хорошая, по плечу хозяину, ладная, да только останется самая малость — рукав пришить, а глянь, от работника по утру и след простыл, пока все домочадцы спят! Ну, доделают уж сами, зла особого нет, так как плату за работу этот чудак не брал наперёд, а много ли он проел? Но для порядку при встрече бока намнут на всякий случай, ибо непонятно как-то, да и вообще...
А рыбак он был заядлый. Казалось, что рыба сама шла к нему на незамысловатую удочку, сделанную из ивовой ветки. Себе оставлял немного, сварит уху на костре прямо на берегу Туры, а остальное раздаст задарма, кто на пути попадётся. Чудак одним словом. Что с него взять? Ни авторитета, ни достатка, квёлый какой-то, болященький, хоть и не старый. Кто ж такого воспримет всеръёз? Тихий, не ругается, по бабам не гуляет. Не от мира сего, одним словом. Только ребятишкам от него развлечение. Идёт, бывало, на речку с удочкой, а они за ним гурьбой бегут.
— Сеня, Сеня! Рыбку дай! — и камешками в него швыряют.

@Kostylburg:
Kostylburg

НА МОНАСТЫРСКОЙ ПАСЕКЕ
УАЗик прыгал на ухабах и трещал по швам. Но пер и пер вперед.
— А это, — с восторгом сообщил мне, повернувшись с переднего сиденья отец Христофор, — Андрюхин кордон!
Я не понял причину радости отца Христофора и потому переспросил:
— А почему он Андрюхиным называется?
— А потому... — начал было инок свое повествование, но вдруг замолчал, послышался глухой удар — это стотридцатикилограммовая Христофорова масса оторвалась от сиденья на очередной ухабине и с помощью головы попыталась пробить крышу монастырского УАЗа. — Зараза! — выругался отец Христофор, но тут-же поправился, — Прости Господи!
— Крышу не проломи, недавно из ремонта, — незлобиво пробурчал монах Нафанаил, что был за рулем.
— А потому, что там жил Андрюха, — закончил свою мысль отец Христофор, потирая голову. — Он вон в том вагончике жил круглый год, штабеля с лесом сторожил.
— И зимой? В вагончике? — удивился я, рассматривая ветхое сооружение на колесах.
— Да, и зимой! Весь день дрова пилит, потом всю ночь топит.
"Ну, трудолюбивый — ну, и что?" — подумал я.
— А то, — неожидано отец Христофор стал отвечать на мой немой вопрос, эмоционально шлепая губами на своем заплывшим жиром лице, — что был здесь пожар, видишь все обгорело? А Андрюхины штабеля не затронуло!
Тут я понял, что расскажут про очередное чудо. Признаться, после того, как я воцерковился, столько чудес повидал, и еще больше услышал, что удивить меня стало довольно-таки трудно. И мое ожидание оправдалось.
— А то, — повторил отец Христофор, — что он крест сделал из досок и поставил около своего вагончика. Ну, и молился конечно пред ним.
ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ

@Kostylburg:
Kostylburg

Вокзал! Я пою тебе песнь, вестник дальних странствий! Ты встречаешь в свои объятья всех желающих оторваться волей или неволею от рутинной обыденности и ринутся по колее железной дороги в дальние дали. Ты укладываешь своих подопечных на сиденья в зале ожидания, ты кормишь их втридорога в своих буфетах отвратительной пищей, но при этом не портишь аппетит и сон. Ты встречаешь всех подозрительным взглядом сотрудников транспортной полиции и стрелков ведомственной охраны. Лежащий рядом со мной мужчина был разбужен барражирующим по залу ожидания нарядом:
— Мужчина, если вы хотите спать, то идите в комнату отдыха.
Гражданин не открывая глаз поменял горизонтальное положение на вертикальное и продолжил свой сладкий сон измученного дорогой путника.
За мной отдыхает обладатель лилового синяка под глазом. Бравые полисмены не обошли и его вниманием:
— Ну, а сегодня что скажешь?
По всей видимости он им знаком не первый день.
— Погреться дашел, — отрапортовал тот.
— Да, ладно! Сегодня тепло на улице, — отвечают они "бомжу". — Пять минут тебе, понял?
Бродяга понял, и спустя ровно пять минут он дисциплинированно покинул зал ожидания. Спящий мужчина оказался менее послушный. Поспав немного сидя, он опять завалился на сибенья, только сменив направление ног.
Три азиата расположились передо мною, и как водится у них на Урале, срочно была извлечена "мобила" и тарабарская речь наполнила все помещение. Не знаю почему, но в Москве дело обстоит иначе. Там я наблюдал как представители арабского мира, и явно приехавшие из дальнего зарубежья, тужась и страшно коверкая слова, но все-же изъяснялись на русском языке. Я подумал, что это случайность, что это у них "фишка" такая в ихнем роду, тейпе, или что у них там осталось из феодального прошлого и не менее феодального настоящего. Но тут-же услышал речь с акцентом от группы вполне наших "киргизов". Мне стало вообще интересно, и мои уши заработали как локаторы, но нигде, ни на вокзале, ни в метро я не услышал радостного вопля на всю округу: "Рашид, салам!" А вполне приличное:"Здравствуй, Рашид!"
Поболтав немного по телефону и обсудив, наверно паденье рубля, курс героина на опиумном рынке, падеж баранов или еще что-то, я не знаю, так как ленюсь выучить их язык на котором говорил... а кто собственно на нем говорил? Напрягаю память, но кроме Первого Секретаря Компартии Казахстана и так-же Первого и пожизненного Президента Великих Казахских степей Султана Назарбаева, мне в голову не приходит. В общем, вдосталь поговорив, они ушли. Их место незамедлительно занял вполне респектабельный мужчина. А я замер в размышлении, нужно ли пойти и отдать бандиту-автомату часть своих сбережений за крошечную порцию кофе...

@Kostylburg:
Kostylburg

Не знаю, как сейчас, а раньше в Оптиной пустыни отец Наместник любил во время воскресной трапезы после Литургии говорить Слово. Благо, знаний у него предостаточно, как-никак, долгое время был ректором Духовной академии в Троицко-Сергиевой лавре. Обведет он своим взглядом братию, та сидит, боясь голову поднять. Глаза у о.Венедикта, как два дула пистолета направленные в душу. Взглянет, и трепещешь от сознания того, какой-ты грешный человек, ничтожество и тля. Насквозь прошивают глаза отца наместника и выворачивают душу. Но что самое интересное, после этого наступает очистительное успокоение, пропадает невесть куда гордость, уносятся вдаль несбыточные мечты, планы, построенные на будущее — кажутся смешными и ненужными, и даже брат по соседству за столом, что чавкает совсем не по-московски москвич этакий, и утащил у тебя из под носа бутерброд с черной икрой, кажется тебе милейшим человеком и хочется ему еще что-нибудь отдать, да хоть вон ту котлету! Да и ладно.
Так вот, обвел, значит отец Венедикт своим взглядом братию, смирил ее этим зело и начал речь про нечестивые обычаи крестить людей вне Церкви по домам.
— Знамо ли дело! — взлетали слова о.Венедикта под своды трапезной, — Какая-то бабка или какой-то дедка берут и крестят! В храм Божий тяжело чтоли человеку придти?  А потом разбирайся тут, ломай голову, каноническое это Крещение или нет!
Все сидели и внимательно слушали, или делали вид, что слушали, но если и делали вид, то поневоле с такой физиономией предашься вниманию к словам. Система воспитания, перевоспитания и смирения отца наместника редко давала сбои. Притихли все. Понурили головы. Гости даже перестали жувать, всем видом показывая, что, дескать они-то крещены по всем Правилам. Может быть даже прочитали Катехизис Филарета Московского во время оглашения.
Слушал и инок Василий. И чем больше он слушал, тем больше приливала кровь к его лицу. Слова отца Венедикта, казалось, падали перед ним и прожигали стол насквозь. От каждого глагола он вздрагивал и вжимал голову в плечи... Потом он стал бледнеть. Вдруг отец Василий неожиданно встал.
— Я! — выдавил он из себя.
— Что ты? — удивился отец Наместник.
— Я на дому крещен...
— Крестить! — вердикт отца Наместника не замедлил себя ждать.
Крещение отца Василия прошло гладко, без запинки. Прожив несколько лет в монастыре новокрещеный инок как ни в чем ни бывало вышел из купели. И только старый послушник Роман Свобода, который вот уже более двадцати лет отказывается от монашеского пострига (лучше послушником в рай, не достоин... то да се) рассказывает этот случай у себя на вахте подсобного хозяйства изумленным паломникам, подражая Хазанову и Винокуру одновременно вместе взятым.
Впоследствии отца Василия рукоположили во иеромонаха. Потом его настиг инсульт и он потерял дар речи. На исповеди и в "разговоре" он общался при помощи записок, так как в те времена Оптина пустынь еще не была наводнена гаджетами типа планшетов. А может он и сей час шариковой ручкой на бумажке пишет — не знаю.

@Sundrick:
Sundrick

В последнее время я часто задумываюсь: как же много молодых людей губят себя, лишают себя достойного будущего! Как много из них тратят драгоценное время на то, чтобы нанести себе непоправимый вред! Молодые люди предпочитают познавать “чудеса” наркотического и алкогольного отравления, в то время как их дезориентированный организм мечется в агонии, нежели познавать окружающий их мир и развивать свои интересы. Они убивают самые располагающие к развитию годы жизни, заявляя при этом, что их деятельность имеет не меньше смысла, чем любая другая!

Уверенные в своей правоте и в собственной непобедимости, они мнят себя королями собственной судьбы, в то время как она играет с ними злую шутку под их же аплодисменты и возгласы “Еще! Еще!” ”Больше дозволенности, больше разврата, больше наслаждения! Врачи говорят, что при такой жизни я с вероятностью до 50% буду иметь гнилой организм к 30 годам? Да ладно, когда еще это будет!”

А после еще и утверждают, что это все нелегко! Что они каждый день сталкиваются с жизненными проблемами, решить которые не у каждого хватит сил.

А ведь молодость — это распутье миллиона дорог, и стоит только пойти вперед, как до успеха останется пара шагов! И именно на такой дороге, настоящей дороге жизни, человек может познать настоящее удовольствие, наслаждение от своего успеха и полноты своих сил. Только такая дорога ведет к исполнению заветной мечты! И стоит лишь пойти…

Перейду к немного другой теме. Не могу без высокомерного презрения смотреть на людей, которые являясь безрассудными пессимистами и называя себя реалистами, провозглашают, что жизнь — это дерьмо, трудности и боль (которые они, разумеется, превосходно различают и переносят). Они, потерявшие истинное значение слова “реалист”, позиционируют свою точку зрения как едино верную и неоспоримую. Настоящий абсурд начинается тогда, когда они начинают убеждать настоящих реалистов в том, что те заблуждаются и неправильно понимают термин, а так же учат “правильно жить” оптимистов и тех же настоящих реалистов. Я взываю: господа “реалисты”, разберитесь в вещах, на которые претендуете, и имейте силы принять свою неправоту!

Возможно, это эссе отдает гневом и яростью, но разве могу я говорить без ярости о людях, которые так беспардонно пытаются коверкать вечные незыблимые истины! Нет, не могу, и вряд ли кто-то сможет! У меня на сегодня все.

@Sundrick:
Sundrick

И все идут молча, и каждый мнит себя львом

Пару недель назад я, возвращаясь с одной поездки, увидел в метро нескольких необычных молодых людей. Они не были странно одеты, они не вели себя странно или непристойно, они не пытались привлекать внимание. Они не разговаривали между собой, так что, может быть, и не были знакомы. Но было кое-что, что выделяло их из толпы и объединяло между собой. Стать.

Каждый из них шел по туннелю раскованно, расправив плечи и с высоко поднятой головой. От их грациозной походки веяло силой и уверенностью, и перед этой уверенностью все невольно расступались, бессознательно уступая дорогу.

И в тот момент я задумался и понял: именно так нужно держаться, именно так нужно жить. Нужно радоваться собой и гордиться, что Ты — это Ты. Нужно убедить себя в том, что Ты — лев, царь, хозяин своей жизни. В таком случае и другие люди будут про себя ставить Вас выше среднего уровня. Я очень часто вижу людей, которые сутулятся, зажимаются и смотрят в пол в странном отчуждении, когда находятся в толпе. И так определенно нельзя.

Все вокруг зависит только от нашего отношения к вещам и отношения к себе. И если про себя занять позицию льва, то и ситуация изменится, отдавая флаг Вам в руки. И если это — тщеславие, то я скажу, что тщеславие помогает жить.

@zhu:
zhu

Знамена самураев
Когда я был мальчиком, то считал, что ходить в школу — глупо и скучно, а дразнить дворника, бросаться камнями, стрелять из самопала и поджигать хозяйственный магазин — весело и интересно. Мир был для нас огромным полигоном для самовыражения, которое взрослые дяди и тети называли хулиганством.
Мы просыпались, охваченные смутными деструктивными желаниями. «Что бы еще такое отмочить, — думали мы, — чтобы день не прошел бездарно, и мир содрогнулся от нашей удали». Например, поджечь старые покрышки и скатить их с Печерских холмов, целясь в проходящий внизу по улице Мечникова трамвай, — восхитительное зрелище! Визг испуганных пассажиров, на которых из тьмы, разбрасывая искры, катились огненные колеса, не трогал наши черствые души — мальчики не ведают сострадания. Его мы могли испытывать только к блохастому котенку, брошенному безответственной мамой-кошкой, или к какой-нибудь кусливой и наглой белочке-попрошайке из Ботанического сада.
В своем безответственном поведении мы были циничны и бескомпромиссны, не знали рефлексий и сожалений. Оттяпанная лихим хирургом окровавленная человеческая конечность, найденная на свалке в Октябрьской больнице, без всякого сожаления водружалась на палку наподобие штандарта римских легионов. «Хиросима не должна повториться!» — пели мы, маршируя мимо ханыг, пивших свою утреннюю водку возле зеленого деревянного ларька, и они расступались перед нашим страшным трофеем, матюкаясь и роняя пирожки с требухой на заплеванный тротуар. Детские руки бестрепетно выкапывали из печерской глины ржавые снаряды (к которым взрослый и умный человек и близко не подошел бы), конструировали самодельные бомбы, клепали рыцарские доспехи из кровельного железа (добытого с крыш в той же Октябрьской больнице) и набивали кошмарного вида самопалы смесью самодельного пороха и ржавых гвоздей.
продолжение в комментариях

@skobkin-ru:
skobkin-ru

Привет, жуйк. @Esc подбил меня написать небольшое эссе, так что начну.
Зовут меня Алексеем, 19 годов от роду, живу в Архангельске (это там, где крайний север и медведи в ушанках), учусь на матфаке местного универа, который нынче объединяют с другим и делают федеральный. Поступал на математику-информатику, понял, что ключевое слово — "математика" и ушел на информатику в экономике, где больше приятных предметов.
Лентяй, сова, линуксоид-полукровка (на компе Win7 + Gentoo, на ноуте Ubuntu + Win7), самоучка играть на гитаре, в начальной школе учился играть на фортепиано и трубе, бросил. Жалеюсь, что бросил первое. Любитель покодить под .NET и PHP. Также, люблю пофотографировать что-нибудь, когда меня вынесет на природу или же на просторах города. Ну и да, нападками любитель поиграться в разные игры. Раньше играл в Counter-Strike (долго и хорошо), в Quake 3 (недолго и вроде тоже хорошо), Lineage II. Сейчас играю в World Of Tanks на более-менее постоянной основе.
Как несложно догадаться, веду блог в жуйке, потому что понял, что писать что-то серьезное и очень часто у меня не получается, да и общения с постоянными подписчиками в блоге никакого. Старый же большой блог реинкарнировал в виде раздела сайта skobkin.ru, куда иногда пишу какие-нибудь посты кэп-стайл.
В свободное время просиживаю штаны или то, в чем сижу, за компом или в универе. Последний месяц пробую себя в написании обзоров программ для интернет-журнала софткей.
Не люблю холивары и упарывание по какой-то определенной теме\религии. Не пью, не курю, девушки нет.

@mb:
mb

эссе
Цветущее явление, не пытающееся достать до неба. Стебель растёт до определённой высоты — и более ему не надо. Ему (стеблю) достаточно. Он не просит большего. И этим привлекает Его. Загадочного человека, любого человека. Загадочный человек — зверь, варвар, требующий большего, идеального. Ему плевать, что идеального нет и быть не может. И Он, этот тип — идеальное находит. В клумбе находит. Клумбу находит этот Человек идеальной. И Он, этот тип — перед клумбой преклоняется, клумбе поклоняется. Ему — недосягаемая высота. Для Него — самая важность. И Он эту важность защищает. Клумба — некоторое вмещение всего. Не та метафизическая вещь в себе, но вещь во всём, даже не так — ВСЁ в вещи. И, как следствие, клумба — почва всему. Для кого? Для Загадочного Человека. Клумба — пища. Духовная еда, заменяющая еду обычную, еду биологическую, физиологическую. Для Него — самая важность. И Он эту важность защищает. Почему защищает? Потому, что нашёл. Он нашёл — и считает своим. Своим идеалом. Трудно потерять чувство идеала — потому и защищает, что — потерять не может. Стеблю хватает. Клумбе хватает. Роста хватает. Клумба — спокойна и самодостаточна — тем и привлекает. Она — действительно уникальность. Ибо — общая индивидуальность. Клумба — не дирижёр. Она сторонний наблюдатель. Загадочный человек — тот самый влюблённый, стоящий возле дамского окна, и готовый прийти к Прекрасной на помощь в любой момент. Именно по причинам, описанным выше клумба могла бы себе позволить сказать такую вещь: "О точках зрения рассуждают запятые". Но проблема в том, что клумба не является тем, чем описана выше. Это описание — плод фантазии Загадочного человека.