to post messages and comments.

Наташка

А хотите старую дворовую московскую песню?

Нам было по 17. По вечерам, после учёбы мы сидели на лавочках в Арбатских дворах, или на Филях, или во дворах в Крылатском. Когда как. Обязательно — гитара, не пиво нас интересовало, и не, тем более, какая-нибудь наркотическая жуть. Мы пели песни. Фанатели от Машины, Воскресения, Крематория, сочиняли свои.

Общедоступные акустические гитары в Союзе продавались двух видов:

1. Очень плохая (Шиховская — 6 рублей) и
2. Оч-чень хорошая (Ленинградка — 30 рублей)

Струны нейлоновые, леска для новичков с нежными пальчиками или металлические, по-роковому серьёзные. Со струнами выбор был по-богаче. Любимый музыкальный магазин — на углу Неглинной и Кузнецкого моста. Когда в нашей компании гитар стало больше одной, родилась «рок-группа», «школьная команда». Не помню уже, из каких соображений, назвались Сказочный Вариант. Это потом будет Душа и Тело, а сначала… сначала вот:

gnomgrom.000webhostapp.com

Песня, как я уже сказал, не моя, дворовая. Поёт моя первая жена… да, тогда уже жена, Наташка. Я подыгрываю на клавишах.

Вот такой, вот, музыкально-супружеский дуэтик был. Жаль, потом расстались.

Вот примятый снегом иван-чай.

Как же хорошо в лесу! Почему-то именно там я счастлив. Покой. Порой раскричатся птицы, клюющие рябины, а порой лес совсем замирает. Слышно, как тихо-тихо журчит ручей. До шоссе километра два, но в тишине гудит так, что кажется совсем рядом.

Принёс немного грибов: осенние вешенки (на самом деле они из другого рода, но пусть в этом тексте зовутся вешенки), один ежовик и немножко зимних опят.

Наглядная иллюстрация самозарождения жизни.
Нигде поблизости рогоз никогда не рос. Но стоило углу поляны немного заболотиться, как уже через год рогоз там самозародился из духа сырости.
Теория Дарвина снова опровергнута.