Можно ли указать на основной конфликт, являющийся средоточием того «различного», вечное возвращение которого конституирует поле боя под названием «философия Делеза»? Беседа будет посвящена попытке дать положительный ответ на этот вопрос: представить делезовские концепты во всей их множественности как армейские подразделения, принимающие участие в столкновении между двумя стартегиями по производству имманентного невозможного; указать на то, как суть этого столкновения, остающаяся затемненной в пространстве делезовской мысли «для себя», проясняется при его ре-актуализации и радикализации в противостоянии Мейассу/Харман, и поставить вопрос о способах превращения этой империалистической войны за обладание имманентным невозможным в войну гражданскую.

Хотел немного расслабиться в ванне, а схатил трип. Даже не знаю, что больше виновато — завышенная температура(даже для меня, который любит ванну выше температуры тела), ноотропы или "Пить электричество" на фоне

[21:15] Элемир: Научному миру, сообществу, понимаешь?
[21:16] nebeda: >научному сообществу
в рот ебал
[21:16] Элемир: Естетственно. Креоционисты тоже его в рот ебали
[21:16] nebeda: дебил? у них просто другое сообщество
[21:16] nebeda: столь же научное, как и первое

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться...
И утром, расставаясь улыбнуться,
И помахать рукой, и улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.
Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить...
С кем можно ездить отдыхать на море,
И, как положено — и в радости, и в горе Быть рядом...
Но при этом не любить...
Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке...
И счастья большего не знать и не желать.
Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полу взгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять...
Вот так и вьётся эта канитель —
Легко встречаются, без боли расстаются...
Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
Все потому, что мало тех, с кем хочется проснуться. (