Сам он оделся великолепно. На новом бархатном кафтане, туго набитом свежей соломой, сияли бриллиантовые пуговицы, под широкими полями шляпы звенели серебряные бубенчики, носки красных сафьяновых сапог высоко задирались вверх, а грудь усыпали ордена. Часть их он пожаловал себе сам, другие получил от правителя Фиолетовой страны Железного Дровосека и правителя рудокопов достопочтенного Ру-жеро. Были ордена, присланные добрыми феями Виллиной и Стеллой.

– Нам не следует попадать в ямы, – важно заявил Страшила. – Яма – плохая вещь, а ровное место – очень хорошо. Если мы будем все время ехать по ровному месту, мы никогда не провалимся в яму.

«Правитель Изумрудной страны Трижды Премудрый Страшила надеется на дис-ци-пли-ни-ро-ванность населения и на не-у-кос-ни-тель-но-е выполнение его указаний.»
– Какие слова! – восхищенно шептали горожане, слушая глашатаев. – Какие чудесные, длинные и непонятные слова! Нет, с таким правителем не пропадем, он выручит нас из беды!

В очередях соблюдался нерушимый мир между всеми породами зверей. Если какой-нибудь хищник пытался обидеть слабого, ему давали здоровенную нахлобучку и ставили на лбу клеймо несмываемой краской: отныне его не примут ни на одном пункте. И угроза такой кары действовала отлично, самые свирепые хищники становились смирными, как овечки.

И что же он совершил для них хорошего? Он сделал богатых еще богаче, бедных беднее, он вселил в их сердца жадность к чужому добру, повел воевать с соседями. И вот какой бедой все это для него кончилось…
Что было ему делать? Ни одного человека в Волшебной стране не мог Урфин назвать своим другом, нигде не было у него пристанища.

Хитрый Урфин уверил благородную птицу, что у него в мыслях только одно: осчастливить других людей. Хорошо бы ему сделаться королем отсталого народа, живущего в нужде и невежестве. Этот народ под правлением Урфина заживет на славу.
Самым темным народом в Волшебной стране были Прыгуны, населявшие уединенную долину среди гор. Прыгуны, называвшие себя Марранами, настолько отстали от других племен, что даже не знали употребления огня. Этим и воспользовался ловкий Джюс. Он прилетел в страну Марранов ночью, на спине гигантского орла, в пурпурном одеянии, с горящим факелом в руке. Джюс объявил себя огненным богом, спустившимся с неба, и легковерные Марраны подчинились его владычеству.
Урфин начал с того, что привлек на свою сторону князя и старейшин. Вместо шалашей, в которых они жили, для них были построены теплые, уютные дома. Джюс научил знатных Марранов готовить на огне вкусные блюда, приучил их к роскоши и пирам, и они стояли за Урфина горой: он принес им легкую привольную жизнь за счет простых людей.
Простонародье готово было взбунтоваться, но Урфин ловко направил их гнев на соседние племена.

С этой поры дозорные не спали по ночам, и самозваный король чувствовал себя спокойно под их охраной. Правда, оказалось, что орехи нух-нух не такие уж безвредные. Тем, кто пил отвар, мерещились наяву разные видения, глаза у них блуждали, они заикались, их мучила непонятная тоска. Хорошее настроение возвращалось к ним лишь после того, когда они выпивали новую порцию зелья.

А на самом деле это была не крыса, а неуловимый шпион Эот Линг, шнырявший по поселку в одеянии из кроличьих шкурок.
И все же Урфин Джюс чувствовал, что взрыв народного негодования близится. Взрыв яростный, неукротимый, и подавить его не смогут три десятка полицейских, которых князь Торм набрал из верных людей.
«Пора! – решил Урфин. – Пора бросить эту жадную, исстрадавшуюся орду на цветущие области Мигунов и Жевунов! Голодные, обозленные, Марраны ураганом пройдут по Волшебной стране и все сокрушат на своем пути!»
Деревянный клоун Эот Линг одобрил решение своего повелителя.
– Если мы будем еще медлить, может начаться восстание, – сказал клоун. – Я уже видел во многих хижинах дубины, запрятанные под соломой.

И дело пошло. Короли, министры, советники превращались в рудокопов, литейщиков, металлистов, портных, поваров… Лакеи, солдаты, шпионы становились пахарями, огородниками, звероловами, рыбаками…
Призрак голода отступил от Подземной страны навсегда.

Заголовки новостей кричат нам (точнее мне, сомневаюсь что крупные новостные агенты это тиражируют) „Стартап Волкова монетизирует инновациями «Облачную демократию»“.

Так-то ребятки. Главный Навальный Урала продаёт демократию всем желающим по доллару за голос.

«…с горящим факелом в руке, появился он перед Прыгунами на спине гигантского орла, и эти простаки легко признали его божеством, отдали в его руки свою судьбу.
И что же он совершил для них хорошего? Он сделал богатых еще богаче, бедных беднее, он вселил в их сердца жадность к чужому добру, повел воевать с соседями.

И дело пошло. Короли, министры, советники превращались в рудокопов, литейщиков, металлистов, портных, поваров… Лакеи, солдаты, шпионы становились пахарями, огородниками, звероловами, рыбаками…
Призрак голода отступил от Подземной страны навсегда.

Король Ментахо навел порядок, и Ружеро продолжал:
— Приняв мое предложение, короли могут уволить большую часть дворцовой челяди, которая переполняет дворец и служит не столько монархам и их семьям, сколько министрам и придворным. И я думаю, что тогда не нужны будут ни стража, ни шпионы, ведь у народа исчезнут поводы к недовольству. Я подсчитал, что не менее шестисот бездельников могли бы заняться полезным трудом. А когда все эти дармоеды слезут с народной шеи, нам вполне хватит наших ресурсов.

А потом для партии проснувшихся наступал месяц беспрерывного бодрствования. За полгода покоя они накапливали столько сил, что ежедневный сон не был им нужен, и они весь месяц отдавали веселью. За пиром шла охота на Шестилапых, потом дальняя прогулка, рыбная ловля, поездка на крылатых ящерах, и снова начинался пир…
Королю некогда было управлять страной и издавать новые законы. Незаметно получилось так, что бремя правления и все государственные заботы пали на Хранителя времени, а за королями оставался только почет да титул.

— Ургандо, ты переведешь часы на главной башне на шесть часов вперед!
— Слушаюсь, ваше величество! — ответил с поклоном Ургандо. — Я знаю, что подданные ждут не дождутся, когда вы вступите на престол.
— Ладно, иди, да не болтай! — оборвала его Стафида.
— Не в первый раз! — ухмыльнулся Ургандо.
Он выполнил приказ королевы. Но Хранитель времени короля Памельи, молодой Туррепо, получил от своего повелителя распоряжение отвести часы на двенадцать часов назад: Памелья хотел продлить свое властвование.
В Городе Семи владык и во всей стране началась неразбериха. Едва городские обыватели успели сомкнуть глаза и погрузиться в первый сладкий сон, как дворцовый колокол пробил шесть часов утра — сигнал к подъему, Заспанные, ничего не понимающие люди нехотя вылезали из постелей, собираясь приниматься за работу.
— Сосед, а сосед! — кричал разбуженный портной сапожнику. — В чем дело? Почему звон в такой неурочный час?
— Кто их разберет! — отвечал сосед. — Короли лучше знают время. Одевайся, да не забудь надеть зеленый колпак…

В одном только были согласны между собой короли: они придумывали все новые налоги. Люди надрывались на работе, чтобы удовлетворить прихоти своих повелителей, а этих прихотей было много.
Каждый король, вступая на престол, задавал пышный пир, на который приглашались в Радужный дворец придворные всех семи владык. Праздновались дни рождения королей, их супруг и наследников, отмечались удачные охоты, появление на свет маленьких дракончиков в королевских драконниках и многое, многое другое… Редкий день во дворце не гремели возгласы пирующих, угощавших друг друга вином верхнего мира и прославлявших очередного владыку.