В то время как монархии тупо отбирают у населения последнее, олигархии способны периодически «отпускать вожжи». Заключив между собой «пакт о ненападении», властные группировки получают возможность направлять изымаемые доходы не только на содержание солдат и покупку лояльности, но и на развитие своей ресурсной базы (в случае «европейского чуда» – создание промышленности, торгового и военного флота, колониальной администрации, либеральной идеологии, международной финансовой системы и так далее). А когда вновь созданные ресурсы начинают давать отдачу, начинается «сбор урожая», частенько заканчивающийся разрывом всех договоренностей (вот почему «европейское чудо» 19-го века привело к концлагерям и мировым войнам 20-го).

Поскольку мы, обычные люди, представляем собой всего лишь ресурс властных группировок, поведение Власти периода «инвестиций в ресурсы» нам выгодно, и мы считаем такую Власть лучшей из возможных. Но рано или поздно этот период заканчивается, приходит пора «стрижки овец», и вот тут-то становится ясно, что олигархия это совсем не про «добро» и «справедливость», что цель олигархии та же, что и у любой другой Власти. А именно – как можно больше отобрать у нас с вами.

Погружаясь в автобиографическую стихию, режиссёр упивается мельчайшими подробностями собственного детства, увязывая их с событиями планетарного масштаба, в убеждённости, что «солнце освещает вселенную из его задницы».

Любопытно, что ранний табак (который индейцы именовали «пизиэт») был гораздо крепче, чем нынешний. Его намеренно вывели таким ядреным и настолько никотиновым, что даже современный ценитель варварских марок, вроде «Астры» или «Тамбовского вожака», мог бы словить от него обморок.
Причина такой крепости как раз в том, что изначально табачные листья не курили. Их употребляли с клизмами. Майя были настолько своеобразным народом, что для них ректальное потребление опьяняющих веществ казалось единственным очевидным методом. Это же касается и алкоголя — в древней Мезоамерике его не пили, им буквально ставились.
disgustingmen.com