to post messages and comments.

Мне невероятно нравится, как раньше слова из иностранных языков попадали в русский. Попадали они по-человечески — огрубляясь и адаптируясь к новой среде без пидорского жеманства.

Был Paris, стал Париж (сегодня был бы Пари). Был half wind, стал галфвинд (сегодня был бы хаф-уинд). Был Newton, стал Невтон. Сегодня — Ньютон.

Меня невероятно бесит доктор Уотсон из поздних переводов. Он Ватсон, блять.

Какая разница, как слово звучит на своем родном языке? Важно, что оно означает, и как оно живет в моем языке. Слово "рында" произошло от английского ring the bell (команда "звони в колокол"). Современная рында точно стала бы "бэллом".

Слова, попадающие в язык сегодня, несут на себе отпечаток ложной заботы о чистоте произношения на языке оригинала. Комьюнити, секьюрити, прайвеси, Майкрософт, консалтинг — все это пидоризация фонетики.

Я за манагера, дезигнера и компутер. Под водочку с лучком и чесночком на черном хлебе, блять.