to post messages and comments.

← All posts tagged текст

Эх, нищее племя, коллеги-врачи,
За что ж нас судьба наказала?
В аванс выдают нам анализ мочи,
В получку – анализы кала.
От голода пухну и выпить хочу,
И кожаный плащ прохудился.
Подайте, родимцы, простому врачу,
Чтоб доктор хотя бы напился.

«Нет жизни на Марсе» – ученый сказал.
У нас – тоже нет, уж поверьте.
Я гол, как сокол и я зол, как шакал,
Я нищ, как Ван Гог перед смертью,
Жена, как голодная тёлка, мычит
И детки ждут хлебца от папки.
У папки в кармане – анализ мочи, —
Не фунты, не лиры, не марки.

Приходи ко мне лечится
И корова, и волчица,
Приноси сметану, мясо,
Самогонку, что горит.
Всех он примет, всех пригреет,
Исцелит от гонореи,
От инфарктов и инсультов –
Бедный доктор Айболит.

Иль посох мне взять – да в Святые места,
Иль вором работать в Багдаде.
Подайте, родимцы, за ради Христа,
Аллаха и Кришны за ради.
Как выйдешь на паперть,
Как глянешь окрест –
Нет счастья, покой есть и воля.
Отчизной поставлен на мне красный крест,
И в зад полумесяц мне колет.

В отместку Отчизне я мелко врежу,
Мой ум помутился от горя.
Назло государству по клумбам хожу
И матом пишу на заборе.
Не лезьте ко мне, бо могу зашибить,
Чиновников всяких орава!
Как вещий Олег, я намерен прибить
Свой sheet на воротах Минздрава.

Я – жертва Минздрава, я – падший престиж,
Я – швед под Полтавою, братья.
Я – черная моль, я — летучая мышь,
Я – функция в белом халате.
Как берег надежды, как факел в ночи,
Как символ любви на планете,
Как солнце, мне светит анализ мочи,
И больше ниче мне не светит.
shaov.narod.ru
Шаов.

Друг в порядке — он, словом, при деле, —
Завязал он с газетой тесьмой:
Друг мой золото моет в артели, —
Получил я сегодня письмо.

Написал, что становится злее.
"Друг, — он пишет, — запомни одно:
Золотишко всегда тяжелее
И всегда оседает на дно.

Тонет золото — хоть с топорищем.
Что ж ты скис, захандрил и поник?
Не боись: если тонешь, дружище, —
Значит, есть и в тебе золотник!"

Пишет он второпях, без запинки:
"Если грязь и песок над тобой —
Знай: то жизнь золотые песчинки
Отмывает живящей водой..."
Вл. Высоцкий

Спи, моя радость, усни!
В доме погасли огни,
Птички затихли в саду,
Рыбки уснули в пруду.
Месяц на небе блестит,
Месяц в окошко глядит…
Глазки скорее сомкни,
Спи, моя радость, усни!
Усни! Усни!

В доме все стихло давно,
В погребе, в кухне темно,
Дверь ни одна не скрипит.
Мышка за печкою спит.
Слышится шум за стеной,
Что нам за дело, родной,
Глазки скорее сомкни,
Спи, моя радость, усни!
Усни! Усни!

Сладко мой птенчик живет:
Нет ни тревог, и забот.
Вдоволь игрушек, сластей,
Вдоволь веселых затей.
Все-то добыть поспешишь.
Только б не плакал малыш!
Пусть бы так было все дни.
Спи, моя радость, усни!
Усни! Усни!

Я раньше был веселый и румяный,
Я песни пел тебе, как соловей.
Пока мы жить не стали вместе с мамой,
Вот этой самой матерью твоей ...

И вот, благодаря стараньям тещи,
Ее заботе нежной обо мне,
Я стал теперь напуганный и тощий,
Кричу и зубом цыкаю во сне.
А наяву, как я живу ...
ВолкАм в лесу и то живется проще,
ВолкИ в лесу, обходяться без тещи,
А мы живем, среди ужасных тещ,
Которые грызут нас день и ночь.

Ты можешь быть директором бассейна,
Или всемирным банком управлять.
Да будь ты хоть Саддамом ибн Хусейном,
Ты для нее убогий жалкий зять ...
А раз ты зять, что с тебя взять ...
Ежам в лесу и то живется проще,
Ежи в лесу обходяться без тещи,
А мы живем среди ужасных тещ,
Которые нас колют день и ночь.

Хорошего не жди ни миллиграмма,
Но возмущаться тоже ты не смей.
Сдается мне, что яблоко Адаму,
Подсовывала теща, а не змей.
Куда там змею, в сравнении с нею
Лосям в лесу и то живется проще,
ЛосИ в лесу обходяться без тещи,
А мы живем среди ужасных тещ,
Которые нас топчут день и ночь ...

А мы живем среди ужасных тещ,
Которые рычат, которые ворчат, которые нас пилят день и ночь ...
слова А.Кортнева, музыка С.Чигрыжова, исполняет М.Ефремов

— у тебя такая очаровательная мама, в ней столько самоиронии;
— да-а.
— но ЖИТЬ с ней мы НЕ БУДЕМ...

Пурга о микробе
Микроб устал. Он бился с мылом Сейфгард. И будь оно хоть чуточку проворней, Он был бы трупом. Чистым и холодным. А так он жив. Он дышит тяжело, Бока свои вздымая словно лошадь, Что покурив "Ответного удара", Свалилась по дороге в Вашингтон. Микроб вздыхает. Тяжкая обида Давно уж точит душу инфузорью, А память неотмщенных поколений Зовет на вечный беспощадный бой. Ведь было, было... Не было галактик, Планет, небес, воды и кислорода, А только легкодушные микробы Порхали в темноте небытия. Крутя хвосты шныряющим кометам, На солнце греясь и под ним же множась, Они резвились в микро-макро-косме, Притихшем в ожидании скачка. И вот, в порыве жизнеутвержденья, Они сплелись во что-то, блин, такое, Что резко изменило ход мгновенья И все вдруг по иному понеслось. Возникли земли, реки, рыб, птицы, Поперли вверх секвойи и березки, И кто-то дал кому-то палкой в челюсть, И на те — появился человек. Вот тут и началась, простите, лажа. Поскольку этот сын ошибок трудных Вдруг возомнил себя венцом творенья И, вот беда, поверил в это сам. И, как бывает часто в нашей жизни, Чтоб кто-то не сказал ему всей правды, Он принялся мочить, не разбирая, Всех тех, кто создал, собственно, его. Сначала он облизывал ладони Под видом, что на них осталась пища. Потом решил, что руки -это мало, И начал бегать голым под дождем. Потом придумал, падла, спиртоносы, Что убивают все живое сразу, И начал протираться: и снаружи, И, что гораздо чаще, изнутри. И слово то придумал — гигиена. Гиена! Тьфу ты, Господи помилуй! Да что сказать... Стерилен он снаружи И изнутри стерилен... Головой... Микроб уснул. В объятиях Морфея Он воспарил и стал почти свободным, И связь времен распалась на микробы, Что снова стали сутью бытия. Он спит... А паразитка тетя Ася, В девичестве Асунта Вилабаджо, Уже нагрела воду на комфорке И всыпала смертельный порошек.
Сергеев

Жили-были на море —
Это значит плавали,
Курс держали правильный, слушались руля.
Заходили в гавани —
Слева ли, справа ли —
Два красивых лайнера, судна, корабля.

Белоснежнотелая,
Словно лебедь белая,
В сказочно-классическом плане.
И другой — он в тропики
Плавал в чёрном смокинге,
Лорд — трансатлантический лайнер.

Ах, если б ему в голову пришло,
Что в каждый порт уже давно влюблённо
Спешит к нему под чёрное крыло
Стремительная белая мадонна!

Слёзы льёт горючие
В ценное горючее
И всегда надеется втайне,
Что, быть может, в Африку
Не уйдёт по графику
Этот недогадливый лайнер.

Ах, если б ему в голову взбрело,
Что в каждый порт уже давно влюблённо
Прийти к нему под чёрное крыло
Опаздывает белая мадонна!

Кораблям и поздняя
Не к лицу коррозия,
Не к лицу морщины вдоль белоснежных крыл,
И подтёки синие
Возле ватерлинии,
И когда на смокинге левый борт подгнил.

Горевал без памяти
В доке, в тихой заводи,
Зол и раздосадован крайне,
Ржавый и взъерошенный
И командой брошенный,
В гордом одиночестве лайнер.

А ей невероятно повезло:
Под танго музыкального салона
Пришла к нему под чёрное крыло —
И встала рядом белая мадонна

Так вот теперь сиди и слушай —
Он не желал ей зла,
Он не хотел попасть ей в душу-
И тем лишить ее сна...
Он привозил по выходным ей сладости,
Читал с ее ладонных линий,
И он не знал на свете большей радости —
Чем называть ее по имени.
Ей было где-то 36,
Когда он очень тихо помер,
Ей даже не пришлось успеть.
В последний раз набрать его несложный номер...
Но — в первый раз — несла она ему цветы —
Две ярко-белых лилии,
В знак, что более никто, кроме него,
ТАК не называл ее по имени...
И было ей 76,
Когда ее самой не стало.
Нет — не страшила ее смерть,
Скорей — она о ней мечтала!
Бывало, знаете ли, сядет у окна,
И смотрит, смотрит, смотрит, смотрит в небо синее:
Дескать, когда умру — я встречу его там,
И вновь тогда он назовет меня по имени!
Какая, в сущности, смешная вышла жизнь,
Хотя, что может быть красивее,
Чем сидеть на облаке — и, свесив ножки вниз,
Друг друга называть по имени!

Не думай о секундах свысока -текст песни
Текст песни "Не думай о секундах свысока" -Застольные песни
Не думай о секундах свысока
Наступит время сам поймешь наверное
Свистят они как пули у виска
Мгновения, мгновения, мгновения.
У каждого мгновенья свой резон
Свои колокола, своя отметина
Мгновенья раздают кому-позор
Кому-беславье, а кому-бессмертие
Из крохотных мгновений соткан дождь
Течет с небес вода обыкновенная
И ты порой почти полжизни ждешь
Когда оно придет, твое мгновение
Придет оно большое как глоток
Глоток воды во время зноя летнего
А в общем, надо просто помнить долг
От первого мгновенья до последнего
Мгновения спресованы в года
Мгновения спресованы в столетия
И я не понимаю иногда
Где первое мгновенье, где последнее
Не думай о секундах свысока
Наступит время сам поймешь наверное
Свистят они как пули у виска
Мгновения, мгновения, мгновения...