← All posts tagged сны

Решил снять видео как сплю. Поставил вебку на запись. Стандартное виндовое приложение не может записывать дольше трёх часов, но этого было достаточно.
Оказалось, что во сне тело двигается совершенно не так как себе представлял. Переворачиваюсь с боку на бок, даже сплю на спине. Ноги дёргаются, тело шевелится, переворачивается, руки лежат в неудобных позах. Рот пытается что‐то сказать, руками постоянно чешу нос и переносицу. Член так вообще живёт самостоятельной жизнью: встаёт, падает, набухает, сдувается, опять встаёт, шевелится во все стороны, напрягается по дважды или трижды за раз, длится всё это больше получаса.

Чат, ты когда‐нибудь пробовал не спать всю ночь? Сразу появляется чувство, что завтра не наступило, а вчера ещё не прошло, есть только одно время — настоящее. Сон — настоящая иллюзия.

За стеной под обоями есть дверь в ещё одну комнату. Её пол ниже на несколько ступенек, а входная стенка полностью из стекла.
Там стоит какой‐то старый хлам и большое кресло.
В ней прорвала горячая вода, приходил сантехник, вываривал кусок трубы.

Опять лезу наверх, высоко‐высоко. А там:
— Тебе сюда нельзя, твоё время ещё не пришло!
Но всё равно поднимаюсь и лезу.
Какой‐то человек меня ловит и несёт как невесту, опускает на пол комнаты. Кладёт руку на лоб, отчего засыпаю.
Что Я за тварь?

yyy: мне снилось что я продал эфир по 20 баксов
zzz: yyy: Эфир?
zzz: etherium или просто какой-то там медицинский эфир?
xxx: Эфир мирового надпространства, на котором зиждется мироздание и где ундулируют электромагнитные волны.

Мой опыт свидетельствует: когда люди используют всемогущество, они чувствуют себя беспомощными относительно чего‐то. Видимо, всемогущество является психическим рефлексом, помогающим пережить реальную беспомощность как в младенчестве, глубокой старости и при тяжёлой психической болезни. Но когда всемогущество используется в любое другое время, оно продуцирует беспомощность, поскольку является иллюзией.
Вероятно у вас есть какая‐то идея относительно того, что может заставить вас чувствовать себя беспомощным и вынужденным прибегать к всемогуществу.

Сидим на орбите Юпитера, свесив ноги. Внизу большая ванна с водой. Пытаемся утопить Солнце.
А оно всё всплывает и плавает, насмехаясь: «Шар обезумел, сможешь ли ты совладать с ним?»
Придумали: разбавляем воду, Солнце начинает тонуть.

Всем привет. Меня зовут Евгения Тимонова и это программа «Всё как у зверей». Сегодня мы вместе с этой замечательной квадратной птицей Владиславом находимся на берегу Жёлто‐Зелёного моря, где водятся ядовитые брюхоногие крабы. Давайте посмотрим на них поближе. Вот перед нами проплывает старая резиновая покрышка, под которой спрятался краб. Достанем его на сушу. Осторожно, брюхоногие крабы очень ядовиты, если он заденет вас, то вы тут же покроетесь волдырями на несколько дней. Смотрите, какие у него длинные красные клешни, в пять раз длиннее его самого. А прямо сейчас он сложился в небольшую игрушечную машинку: как эффектно он уезжает в море, обруливая преграды.

Встретился на остановке рядом с магазином «Северянка» с @Linda-chan, поспрашивал, почему она до сих пор не переехала к @Meg. Показавает какие‐то цветные распечатки с графиками, которые нужно решить, а потом она подумает, перезжать ли.
@Linda-chan на самом деле выглядит как стилизованная под аниме‐рисовку Харухи Судзуми.

В чём разница между императивным программированием и декларативным? В том, что первое выглядит как клубок ниточек и верёвочек, а второе как набор блоков.

Я с Масяней и Хрюнделем Хожу по центру Красноярска, он покупает цветы и бутер. Цветы отдаёт Масяне, бутер Мне. И хихикает. Иду с ними домой, они убираются, ждут гостей, ведь скоро Олег придёт.

Я в детстве выхожу на улицу, а там везде облака. Такие белые, густые и плотные, как медицинская вата. Они висят в воздухе плотными кусками, валяются на траве, свисают с деревьев. Некоторые огромные, прямо с пятиэтажный дом. Все растаскивают облака по кусочкам и кидают их друг в друга. Они тёплые.
Показалось солнце. Облака таят и поднимаются вверх. Чтобы не упустить момент, запрыгиваю на одно облако, поднимаюсь вверх вместе с ним. Но оно тает, уменьшается в размерах и исчезает. Чтобы не упасть, перепрыгиваю на другое, повыше, потом ещё выше. Всё нужно делать быстрее, иначе не успею попасть на небо! Смотрю на землю уже с высоты птичьего полёта. А на самых верхних облаках уже какие‐то люди скидывают Меня и говорят, что время ещё не пришло. А Я всё цепляюсь за ватные облака, отрывая от них куски, а они поднимаются с ускорением, а потом эти люди скидывают с них совсем.
Падаю на крышу дома.