Вот раньше, например, везде ставил только Courier New, потому что все остальные шрифты казались толстыми. Тоненькие чуть вряскоряку линии Courier New завораживали и манили, тащили в бездонную пропасть редакторов кода.

Потом присмотрелся на DejaVu Sans Mono. Он вдруг показался не таким жиртресом, а всего лишь милым пухлячком. Поставил его везде, даже в чатах. Прощай, Courier New, нам с тобой не по пути!

Через несколько лет вдруг наткнулся на Palatino Linotype. Дико красивый, будто написанный рукою итальянских мастеров эпохи возрождения. Я влюбился с первого взгляда. Palatino Linotype теперь теперь тоже стоял в чатах.

Как‐то в интернете натолкнулся на статью, посвящённую ненависти к Comic Sans. В тот день этот шрифт заиграл новыми красками. Он уже бы таким уродливым, а кое‐где даже забавным. Его пляшущие литеры в сочетании с розовым фоном добавляли ноты безумия, хотя редакторы кода смотрели на меня как бы недовольно, свирепо, но в то же время грустно и с недоумением.

Потом пришла идея использовать буквы в шрифтах не менее четырёх миллиметров. Я подумал, что работать со шрифтом из 12 пикселей подходит только для разрешений максимум 640 на 480 и наши отношения были порваны. Маленькие размеры, ваше место теперь только в банковских договорах под сносками.

Экран живёт сам по себе в идеальном мире Пространства и Хаоса, а в материальном мире физически воплощается в виде монитора. И на него действует освещение в комнате. Поэтому теперь в редакторе днём стоит светлая тема, а ночью тёмная, а шрифт в данном случае Magnum Gothic Semilight.