to post messages and comments.

← All posts tagged притчи

Китай, да, его природа заставляет замереть в безмолвном восхищении и изумлении божественной красотой. Видимо недаром Китай стал родиной одной из самых мудрых философий — Дао, которой не одна тысяча лет. Философия за пределами всех философий, о великом Пути следования естественности (У-Вэй): Дао — Путь без цели, Путь без пути. В этой связи вспомнил притчу, которая как никакая другая подходит к этой картинке:
Однажды ученик попросил Лао Цзы:
— Позвольте мне сопровождать Вас на утреннюю прогулку.
Лао Цзы сказал:
— Только с одним условием: не разговаривать.
Утром они пошли в горы. Целый час ученик молчал, сдерживая себя. Но когда начало подниматься Солнце, долина стала такой прекрасной, что ученик не выдержал и воскликнул:
— Какой прекрасный рассвет! Л
ао Цзы сказал:
— Ты все испортил.
Больше он никогда не брал этого ученика с Собой.

Астроном.
Слепой старец сидел в тени храма. «Это великий мудрец», — говорили о нем люди. Один любопытный приблизился к нему и спросил:
— О, почтеннейший, прости за мой вопрос, но как ты ослеп?
— Я слеп от рождения, — ответил дервиш.
— Каким путем мудрости ты следуешь? — продолжал расспрашивать прохожий.
— Я астроном, — ответил мудрец. — Я наблюдаю за солнцем и звездами.
Немой вопрос застыл в глазах человека.
— Они здесь, — добавил старец, приложив руку к своей груди.

Истина или победа.
Молла, пойдем быстрее! В чайхане собрались на диспут все мудрецы нашей страны! Неужели тебе не интересно посмотреть, кто победит в этом споре и кто знает истину?
— Что касается состязаний, то я предпочитаю петушиные бои или скачки, — ответил Насреддин. — В споре безрассудно спорящих не может родиться истина. Для этого им следовало бы прекратить любые диспуты — ведь истина говорит сама за себя. Но они ищут не истины, а лишь победы. Их спор будет разгораться все сильнее, и ни один из этих мудрецов не успокоится до тех пор, пока все остальные не будут повержены.

Утешение.
Однажды ученик спросил суфия:
— Учитель, мир полон горестей! Скажи, в чем найти человеку утешение?
— Смотря, о каком человеке, ты говоришь, — ответил суфий, — ибо мудрец утешается мыслью: «Случилось то, что должно было случиться». Глупец же утешается иной мыслью: «Такое случалось и с другими. Но со мной этого больше не случится!»

Сосуд с орехами.
Некий селянин попросил жену приготовить его любимое блюдо с орехами. Орехи он хранил в большом сосуде с горлом столь узким, что рука туда еле проходила.
Человек этот пошел к сосуду, чтобы набрать орехов. Он засунул руку внутрь, схватил пригоршню орехов и попытался вытащить их наружу, но рука не проходила. Он потянул сильнее — рука не проходит! Он в ярости затряс сосудом — рука не проходит, да и все! На его проклятья и причитания прибежала жена Она попробовала снять сосуд, но безуспешно, хотя она и тянула, как только могла. Муж и жена выбились из сил и уселись на землю, оглашая окрестности стонами и жалобами. Мимо проходил суфий. Увидев случившееся, он сказал:
— Я могу освободить тебя, если ты будешь выполнять в точности то, что я скажу.
— Я готов повиноваться тебе, господин, только освободи мою руку! — взмолился тот.
— Хорошо. Перво-наперво просунь руку поглубже в этот горшок.
Человек удивился такому странному совету, но выполнил его.
— Теперь отпусти орехи, сложи ладонь лодочкой поуже, а потом тяни ее оттуда.
Человек вытащил руку, его жена возрадовалась, но сам он счастлив не был:
— Ну, ладно, рука у меня свободна, но ведь она пуста! А как же орехи и мое любимое блюдо?
Суфий взял сосуд, велел подставить ладони и насыпал в них ровно столько орехов, сколько было нужно. Человек взирал на суфия с все возрастающим удивлением:
— Эх, уважаемый, да ты просто волшебник! — вскричал он, наконец.

Дервиш и учёный.
Один ученый, известный человек в Басре, пришел навестить скромную обитель старого дервиша. Дервиш приболел и лежал в постели. Ученый подсел к нему и завел благочестивую беседу. Он долго и красочно говорил о том, как ужасен мир, погрязший в пороке.
Дервиш выслушал его молча. Когда же ученый окончил речь, дервиш молвил в ответ:
— Ты любишь мир слишком сильно. Не будь ты столь неравнодушен к нему, ты не поминал бы его так часто. Так же поступает и покупатель на базаре — сначала он охаивает то, что очень хочет купить. Если бы ты покончил дела с миром, ты не говорил бы о нем ни хорошо, ни дурно. Ведь не зря же гласит пословица: человек часто вспоминает о том, что дорого его сердцу.

Истинная любовь.
Однажды, когда Будда со своими учениками отдыхал в тенистой прохладе деревьев, одна куртизанка подошла к нему. Как только она увидела Божественное лицо, сияющее небесной красотой, она влюбилась в него, и, в экстазе, с распростертыми объятиями, громко воскликнула:
— О Прекрасный, сияющий, я люблю тебя! Ученики, давшие обет безбрачия, были очень удивлены, услышав, что Будда сказал куртизанке:
— Я тоже люблю тебя, но, любимая моя, прошу, не притрагивайся ко мне сейчас. Куртизанка спросила:
— Вы называете меня любимой и я люблю Вас, почему же Вы запрещаете мне прикасаться к Вам? Великий Мастер ответил:
— Любимая, я повторяю, что сейчас не время, я прейду к тебе позже. Я хочу проверить свою любовь!
Ученики подумали: "Неужели Учитель влюбился в куртизанку?"
Несколько лет спустя, когда Будда медитировал со своими учениками, он внезапно воскликнул:
— Мне нужно идти, любимая женщина зовет меня, теперь я действительно ей нужен.
Ученики побежали за Буддой, который, как им показалось, был влюблен в куртизанку и бежал, чтобы встретиться с ней. Все вместе они прибыли к тому дереву, где встретили куртизанку несколько лет назад. Она была там. Ее некогда прекрасное тело было покрыто язвами. Ученики остановились в растерянности, а Будда взял ее изможденное тело на руки и понес в больницу, говоря ей:
— Любимая, вот я пришел, чтобы проверить свою любовь к тебе и исполнить свое обещание. Я долго ждал возможности проявить свою подлинную любовь к тебе, ибо я люблю тебя, когда всякий другой прекратил любить тебя, я обнимаю тебя, когда все твои друзья не желают прикасаться к тебе.
После излечения куртизанка примкнула к ученикам Будды.

Два взгляда.
Два человека оказались в тюрьме, в одной и той же камере. Убогая обстановка, маленькое окно, забранное решеткой. Словно сговорившись, оба взглянули на окно. Один из них увидел толстые, покрытые грязью прутья решетки. Другой же увидел темнеющее небо и звезды.

Все есть пустота.
Однажды к Мастеру Бокудзю пришел большой ученый. Он изучил все священные писания, отлично владел речью и логикой, знал все обо всем. Он спросил Мастера:
— Вы читали "Лотосовую сутру"?
— Нет, не читал, — ответил Мастер. Ученый сказал:
— Но говорят, что Вы просветленный! Бокудзю сказал:
— Люди чего только не придумают. Я вообще мало читал и ничего не знаю. Ученый сказал:
— Тогда я Вам ее почитаю и то, что будет непонятным, мы обсудим.
Он начал читать. В сутре говорилось, что все — пустота: природа всех вещей есть пустота, ничто, стоит настроиться на эту пустоту и вы достигнете.
Вдруг Бокудзю вскочил и ударил философа по голове. Тот рассвирепел и закричал:
— Вы ненормальный! Вы хулиган! Что это за шутки?
Бокудзю сел на место и спокойно спросил:
— Если все есть ничто, пустота, то откуда этот гнев? Философ озадаченно сказал:
— Этого в сутре не написано и бить меня — это не способ задавать вопросы.