to post messages and comments.

← All posts tagged литература

В "похождениях бравого солдата Швейка" Гашека меня некоторое время занимала одна деталь. Там есть место, где вольноопределяющийся Марек рассказывает, как он редактировал журнал "мир животных". Этот рассказ вплоть до некоторых деталей является переложением рассказа Марка Твена «как я редактировал сельскохозяйственную газету». Так вот, меня занимал вопрос: зачем Гашек пересказывает Твена?
Перечитывая в очередной раз это место, я обратил внимание на некоторые детали, которые сформировали у меня определённый ответ.
Похоже, Гашек этим пересказом сравнительно элегантно совместил решение сразу нескольких 'задач'.
Во-первых, литературоведы сообщают, что самому Гашеку пришлось редактировать журнал «мир животных». То есть Гашек рассказывает кусочек своей биографии, дополняя деталями из Твена.
Во-вторых, подобное цитирование писателями / поэтами часто используется как своеобразная дань уважения, эдакое алаверды. То есть Гашек рассказывает кусочек своей биографии и при этом делает алаверды Твену.
В-третьих, обратим внимание на то, что происходит по тексту вокруг этого рассказа. Там Марек совместно со Швейком толсто троллят недалёкого капрала. Дальше по тексту идёт:

...
Вольноопределяющийся замолчал на минуту, а затем не без ехидства сказал капралу:
— Этим я хочу сказать, что каждый может попасть в щекотливое положение и что человеку свойственно ошибаться.
...
Более остальных проявил интерес к рассказу Швейк. ...
— ... Но очень интересно, что есть люди, которые на такую штуку попадаются. ...
...
— Вы ни в чём не виноваты, — успокаивал его [капрала] вольноопределяющийся. — ... когда вы, наконец, сложите свою культурно недоразвитую голову на поле сражения, то никто во всей Европе о вас не заплачет.
...

Вот по этим деталям мне стало всё ясно. Если на секунду забыть, что Марек — это Гашек, то по тексту романа происходит очень простая вещь. Марек осознанно зачитывает рассказ Твена, который в 1914 заведомо был более известен, чем сейчас. Да и сейчас, по-моему, если я стану зачитывать этот рассказ начитанному человеку так, будто это происходило со мной, мне сразу скажут: алё, ты же мне Твена пересказываешь! Таким образом, этот рассказ — продолжение троллинга капрала: Марек посмеивается над капралом, явно не читавшим Твена и принимающим рассказ за чистую монету. На счёт Швейка я не до конца уверен, но, судя по его замечанию — он узнал рассказ и подключился к троллингу.