to post messages and comments.

← All posts tagged дыбр

вот такие вот прямоугольные параллелепипедики
определённый интеграл кривого рода
что-то у меня касательная к кривой получилась кривее, чем сама кривая.
вот если мы зубами за облако уцепимся...
пусть у нас есть вот такой плоский шарик.
амёбообразный контур
Бывают функции, которые непрерывные, но не дифференцируемые. Вот например, в XX веке процесс реформирования школ был непрерывным, но не дифференцируемым: в каждый момент в другую сторону.
функция эх от икс

решил чото я перебрать тетради, оставшиеся с универа, и почитать записки на полях (в основном перлы лекторов).

проверябельные условия
в военных условиях синус может достигать четырёх... ну, на комплексных аргументах в смысле...
а можно здесь сократить числитель и сказуемое?
мимо этих безобразий нельзя проходить сквозь пальцы
вот такая вот дёрганная последовательность

> Сидим мы значит с Евгением, сидим, ну эцсамое... разговариваем... О Канте. И тут Евгений вдруг говорит:— Кстати, о Канте. Надо мне в Челябинск съездить.
И уехал. В Челябинск. На три дня.
После этого я как-то боюсь с Евгением... о Канте разговаривать.
Приходится о Гегеле... об абсолютном духе.

Снится, будто на обед мы с коллегой пошли не в столовку, куда обычно ходим, а почему-то в какой-то незнакомый ресторан. Причём я рассчитывал поесть где-то ещё, поэтому в ресторане заказал что-то типа "кофе и булочку". Сижу такой жду заказа. Коллеге почему-то раньше принесли, а я сижу жду. Притомился и заснул прям за столом.
Просыпаюсь — коллеги нет, ресторан пустой, уже темнеет. Никакого кофе на столе нету. Пошёл кого-нибудь искать, кого-то нашёл, стал возмущаться — и то что заказ так и не принесли, и то что не разбудили когда ресторан закрывали. Не добился ничего толком. На работу идти уже смысла нет, пошёл домой.
Проснулся, поудивлялся, посмотрел ещё несколько снов.
Потом опять оказался в том же ресторане, и мне престарелая официантка за 15р продавала мой остывший кофе.

Приснился какой-то очень хитрый способ продления жизни, какое-то супердостижение трансплантологии.
По сюжету прихожу я куда-то, где давно не был, встречаю человека, которого несколько лет не видел (это почему-то японец). Говорим о чём-то, а я вижу, что он чото как-то сильно изменился за эти годы. Потом он говорит: хочешь посмотреть на меня? я o_O. Он: так ты сейчас не на меня смотришь. Идём в другую комнату, а там настоящий он лежит на кровати подключенный ко всяким аппаратам типа ИВЛ. Далее следует путанное (сон же) объяснение; рационализируемая часть состоит в том, что этот товарищ от какой-то болезни умирал, и ему сделали эдакую трансплантацию всего тела: берётся только что умерший, но в основном здоровый человек и ему вместо мозга втыкается какой-то remote control, к которому подключается (видимо, здоровый) мозг умирающего; старое тело держится в еле живом состоянии на аппаратах искусственного кровообращения/вентиляции лёгких/итд, чтобы поддерживать в живом состоянии мозг. А ходит и действует вместо него другое тело, под его управлением.
Кто такой этот японец — понятия не имею.
«много думал».

...
— А ещё такой чай любит тот мужик из соседнего отдела.
— Который?
— Ну этот... не помню как его звать...
— Который усатый?
— Не...
— Который бородатый?
— дада...
— аа, знаю, это который женится, рожает детей, разводится и так по кругу...
— прям как ты?
— не, у меня только двое детей, а у него трое.
— ну ладно. Но дело не в том. Он вот такой чай любит.

Провели чемпионат университета по ЧГК (среди студентов).
В первом туре 11 команд взяли 11 очков. На всех.
Успокоили их, сказав, что это были не студенческие вопросы. А школьные. Ну, и мы их немного упростили ещё.

— Скажи, а ты как — сначала напишешь, а потом уже вставляешь национальное самосознание?

— Нет, — сказал Виктор. — Сначала я проникаюсь национальным самосознанием до глубины души: читаю речи господина Президента, зубрю наизусть богатырские саги, посещаю патриотические собрания. Потом, когда меня начинает рвать — не тошнить, а уже рвать, — я принимаюсь за дело…

— via ну это вы сами знаете.

— Совершив подъем на высшую ступень  коммунистического  общества,
человечество  обрело  космическую силу,  и оно могло обрести ее только
этим путем,  другого не дано!  - воскликнул Кари. — И не дано никакому
другому  человечеству,  если так называть высшие формы организованной,
мыслящей жизни.

— via а вот догадайтесь, ага.

Приснился среди всего прочего лифт в каком-то просторном здании типа аэропорта, рассчитанный человек наверно на 100. Шахта круглая, идёт прямо посреди холлов. Посередине цилиндрическая (наверное, несущая) колонна диаметром метра 3, вокруг неё собственно движущееся вверх-вниз кольцо пола, шириной метра 2. Шахта и кабина отделяются от окружающих помещений сплошным цилиндрическим стеклом. В противоположных сторонах кабины раздвигающиеся стеклянные же двери.

В физике явления и законы сейчас разделяют на "классические" и "неклассические". К классике относят то, что объясняется ньютоновской механикой или, фиг с ней, даже эйнштейновской. Потому что даже ОТО со всей её спецификой является просто продолжением тех же принципов, что лежат в основе ньютоновской механики. И один из этих принципов — детерминизм: если сказано F=ma, значит так и есть, и никаких тут! А "неклассическое" — это квантовая механика, которая со своим индетерменизмом до сих пор не стала интуитивно понятной.
При появлении каких-нибудь новых непонятных явлений в физике бывает иногда оч сложный момент: надо понять, классическое это явление или неклассическое. Если мы например поняли, что неклассическое, то вуаля, пишем там соотношение неопределённостей и прочие умные уравнения, и получаем объяснение. Противоречащее интуиции, ну да фиг с ним, оно работает зато. А вот пока мы не поняли, классическое это явление или нет, мы даже не знаем, что тут писать — второй закон ньютона или что.

В происходящем сейчас в мире имеет место подобная ситуация. Есть явления "классические", объясняемые старыми-добрыми теориями, да хоть Марксом: цель любых непонятных действий — захват ресурсов, самый эффективный способ — оружие, самое мощное оружие — ядерное. И есть явления "неклассические". Про которые мы сейчас понимаем ещё меньше, чем про квантовую механику. Мы поняли уже, что новый мир отличается от старого совсем другой ролью информации и, в частности, масс-медиа. Но мы ещё не поняли, как именно это всё работает. Грубо говоря, мы допёрли, что энергия излучается квантами, но до выписывания уравнения Шрёдингера нам ещё далеко. Правда, даже грубое представление о новых принципах уже дало некоторым большие дубинки. И мы боимся, что кто-то особо хитрый уже открыл уравнение Шрёдингера, понял новые принципы, и даже уже построил новую «водородную бомбу».
И как физики иногда, мы сейчас смотрим вокруг и в каждом явлении долго пытаемся понять главное: это «старое» или «новое»?
Ну вот терракт. Если это «старое», то всё понятно в общих чертах: хотели напугать, чтобы заставить отступить, чтобы захватить ресурсы. В деталях непонятно, но наверное можно разобраться. Заодно более-менее понятно, что будет дальше: новые аналогичные терракты. И отсюда понятно, что делать: защищаться от таких террактов. «Старые» террористы характеризуются весьма топорными методами работы.
А если это «новое», то... наверное, хотели произвести эффект в масс-медиа. Вероятно, через них же воздействовать на чиновников. А зачем именно? Какого именно эффекта от испуга хотели добиться? Можно предположить, что как раз того и хотели, чтобы стали защищаться от таких же террактов. Чтобы стали закрывать аэропорты из-за залетевшего голубя. В таком случае, возможно, новых террактов, и даже попыток, вовсе не будет: будут только впускания слухов и анонимные звонки, а меры безопасности придётся ввести такие, что экономика встанет колом почище чем от взрывов. «Новых» террористов, предположительно понимающих психологию толпы лучше среднестатистического депутата, никто ещё не видел, от того и страшно.
И самое неприятное — мы не понимаем, это «старое» или «новое»? Если бы мы по крайней мере были уверены, что это «новое», запугивание с целью задавить мерами безопасности — ну, мы бы не стали вводить такие меры. Но мы ведь не знаем. Это могут быть и старые-добрые тупые шахиды, которые бесхитростно потащатся толпами на вокзалы.