← All posts tagged популярно

Прекрасный текст на universetoday об исследовании планетарных туманностей в M31!
Заметим: заголовок — как и у остальных научпоп-изданий, ссылающихся на работу Jacoby et al. 2013, а риторика и выводы — совершенно другие. Цитата:
Do most of the observed PNe stem from binary systems? Will the Sun become a canonical PN? Answers to those questions are presently uncertain, and additional research is needed to understand such a crucial stage in the evolution of stars like the Sun.

Так!

Картинка-APOD от 26 марта 2009-го почему-то на астронете датирована на день раньше.

Заканчиваю конспект заметок Д. Вибе, которые всем скопом можно посмотреть тут: computerra.ru и еще elementy.ru
Химия и жизнь: computerra.ru Сложные, органические молекулы чаще всего находят в 4-х местах. Первое — молекулярное облако Sgr B2, точнее, даже не всё облако, а его северная часть. Второе и третье — комплексы молекулярных облаков в Орионе и Тельце. Четвёртое — оболочка углеродной звезды IRC+10216 (она же CW Льва; кстати, её инфракрасное изображение в Google Sky часто выдают за планету Нибиру). Отчасти такая концентрация в нескольких объектах связана с тем, что искать проще под фонарём. Если вы не ставите иной цели, кроме как найти ещё какую-нибудь замысловатую молекулу, вам нужно не обшаривать всё небо, а просто ещё раз пристально посмотреть на облако Sgr B2. Именно там в последние годы обнаруживают всякую новую органику.
...Для поисков органики перспективными оказываются области звёздообразования и, конкретно, окрестности только что родившихся звёзд. И чем больше таких звёзд, тем больше органики и тем проще её наблюдать. При этом не испарившаяся часть органики может впоследствии попадать и в протопланетные диски, и на формирующиеся планеты, действительно становясь сырьём для зарождения жизни... Как обнаружить кусочек дозвёздного вещества? Очень просто — это мы с вами! Как говорил Эддингтон, человечество — это звёздная пыль, пошедшая неверным путём.
А вот про химию звезд: computerra.ru Когда я увидел новость про экстремально низкометалличную звезду, то ограничился чтением абстракта. А тут — подробный разбор полетов.

Как это я раньше не читал заметки Дмитрия Вибе! Вот про Меркурий: computerra.ru Про сравнения с Ганимедом и Титаном и про космические миссии я рассказываю в экскурсиях. Про магнитное поле: у Меркурия есть магнитное поле. Не остаточное, как у Марса, не индуцированное солнечным ветром, как у Венеры, а нормальное дипольное магнитное поле, как у Земли, только более слабое. В сочетании с большой плотностью оно означает, что у Меркурия есть жидкое железное ядро, на долю которого приходится значительная доля всей массы планеты.
В целом приходится признать, что маленький Меркурий оказался совсем не нудной планетой, вполне способной соперничать с венерианскими облаками из серной кислоты и с то ли водным, то ли безводным Марсом. Да и вообще, пресловутые планеты земной группы объединены, по-видимому, только близким расположением к Солнцу. В остальном это четыре очень непохожих друг на друга тела.
Карта Меркурия, полученная Мессенджером: messenger-act.actgate.com

Дмитрий Вибе о галактиках: computerra.ru Строго говоря, изначально слово "галактика" вообще было не термином, а именем собственным, обозначавшим шикарную белёсую полосу, которая перечёркивает всё звёздное небо. Греческая мифология связывает её происхождение с молоком, брызнувшим из груди богини Геры во время попытки кормления Геракла, и слово "галактика" родственно, например, словам "лактоза" или "лактация".
Со времён Галилея известно, что Галактика есть "эклиптика для звёзд", то есть проекция на небосвод гигантской плоской звёздной системы, членом которой является Солнце.
Галактики казались естественной следующей ступенью иерархии самогравитирующих систем: одиночные и кратные звёзды, рассеянные звёздные скопления (сотни и тысячи звёзд), шаровые звёздные скопления (сотни тысяч звёзд), галактики (миллиарды звёзд), и далее, к группам и скоплениям галактик.
С позиций классификации важно, что чем мощнее наши телескопы, тем сильнее население карликовых галактик перекрывается с населением шаровых скоплений. И тем очевиднее встаёт вопрос несовершенства терминологии, подобный тому, что в начале 2000-х годов встал перед людьми, желающими корректно использовать термин "планета".
В маломассивных скоплениях первый эпизод звёздообразования оказывался и последним, поскольку первые же вспышки сверхновых выбрасывали из скопления остатки газа, не вошедшего в звёзды. В более массивных галактиках часть газа сохранялась после первого эпизода и становилась сырьём для последующих вспышек звёздообразования. По этому критерию в галактики пришлось бы переквалифицировать самое массивное шаровое скопление в нашей Галактике — Омега Центавра. Но его гравитационная масса согласуется с видимой, как положено как раз скоплению!

Красивая заметка Дмитрия Вибе про имена и названия в астрономии: computerra.ru А вот про популяризацию и планетарии: computerra.ru Касательно последнего, разделяю мнение автора и как раз в раздумье: как наглядно подать широкой аудитории астрономические знания? Цифр и графиков многие боятся и понимать не хотят, хотя это совсем несложно. Гуляя в библио-глобусе, смотрел на современные популярные книги-атласы по астрономии. Увы, большинство — переводные, немного устаревшие (Плутон — еще планета!) и иногда с непрофессиональным переводом. Зато графики и иллюстрации — загляденье! Вот что я понял: графики должны бросаться на вас буйством красок, изящностью изгибов и искриться подрисованными пояснительными росчерками. С иллюстрациями все просто: красивее, чем показывает нам Природа, нарисовать сложно. Разве что помогут результаты моделирования: N-body (ну это в анимации), подробные изображения поверхности звезд, виды внесолнечных планет. Для меня важным ограничителем точности являются собственные воспоминания детства. Мне казалось, что мир моих книг настолько красочен, что лучше не бывает. Даже игры на приставках (начиная с атари со стримером, а потом и на первых пентиумах) казались мне верхом совершенства. Теперь, с высоты возраста, знаний и опыта все выглядит иначе. Но главное — та вовлеченность, которая увлекала тебя при чтении энциклопедии по астрономии, а вовсе не качество полиграфии, которое сегодня стало куда лучше.