to post messages and comments.

← All posts tagged звездолет

Äèâåðñàíòû íå ñäàþòñÿ! Ðàíû çàòÿíóëèñü. Ñîòðÿñåíèå ìîçãà ïîñëå àêê. ãðàíàòû ïðîøëî. Ïîðà äåéñòâîâàòü! Îñòàâèë âìåñòî ñåáÿ íàäóâíîé ìóëÿæ. Îõðàíà îòâëåêëàñü íà êàêîé-òî «праздник». Íó ÷òî æ, áóäåò èì ïðàçäíèê! Ïðîáðàëñÿ â êàþò-êîìïàíèþ è íåìíîãî «óëó÷øèë» èõ ðàñòâîðû ýòàíîëà. Ïðîãðûç îáøèâêó è âûçâàë ñïàñàòåëüíóþ êàïñóëó. «До свидань-йа товарисчи!»

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Диверсанты не сдаются! Раны затянулись. Сотрясение мозга после акк. гранаты прошло. Пора действовать! Оставил вместо себя надувной муляж. Охрана отвлеклась на какой-то «праздник». Ну что ж, будет им праздник! Пробрался в кают-компанию и немного «улучшил» их растворы этанола. Прогрыз обшивку и вызвал спасательную капсулу. «До свидань-йа товарисчи!»

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Ñêà÷àë ñõåìó êîòîðîé ïîëüçóåòñÿ ïåðñîíàë êîðàáëÿ. Øåñòèðóêàÿ ìàòü âñåñóùåãî! ß íå äèâåðñàíò, ÿ ìèðîòâîðåö ïîìîãàþùèé âû÷èñëèòü ñàìîãî ñåáÿ! Íó íè÷åãî, íàì ðàññêàçûâàëè î òàêèõ ñèòóàöèÿõ. Åñëè âåðèòü òåîðèè ïðåïîäàâàòåëåé, òî ïðîòèâíèê ñàì íàíåñåò ñåáå óäàð, ãëàâíîå íå ìåøàòü.  õîäå ïåðåìåùåíèé íàøåë íåäîêóìåíòèðîâàííûé ýòàæ. Ñóäÿ ïî ïûëè ñþäà íå çàõîäèëè ñî âðåìåíè ñäà÷è êîðàáëÿ. À ìîæåò è ðàíüøå.  óãëó íàøåë ïðîææåííóþ ôóôàéêó ñ íàøèâêîé «ÊîñìîÂÀÇ». «Â» ñòàðàòåëüíî èñïðàâëåíà íà «Ò». Ê ïîòîëêó ïðèáèòû êèðçîâûå ñàïîãè. Êðóãîì âàëÿþòñÿ àêòû äåôåêòàöèè è ïóñòûå áóòûëêè èç ïîä ñòèìóëèðóþùèõ íàïèòêîâ. Ïðîñìîòðåë àêòû. Îò óæàñà ÷àñòü ùóïàëåö ïîòåðÿëà ïèãìåíòàöèþ è âûïàëà. Ìîæåò ñâàëèòü ñ ýòîãî êîðàáëÿ ïîêà îí íå âçîðâàëñÿ?

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Скачал схему которой пользуется персонал корабля. Шестирукая мать всесущего! Я не диверсант, я миротворец помогающий вычислить самого себя! Ну ничего, нам рассказывали о таких ситуациях. Если верить теории преподавателей, то противник сам нанесет себе удар, главное не мешать. В ходе перемещений нашел недокументированный этаж. Судя по пыли сюда не заходили со времени сдачи корабля. А может и раньше. В углу нашел прожженную фуфайку с нашивкой «КосмоВАЗ». «В» старательно исправлена на «Т». К потолку прибиты кирзовые сапоги. Кругом валяются акты дефектации и пустые бутылки из под стимулирующих напитков. Просмотрел акты. От ужаса часть щупалец потеряла пигментацию и выпала. Может свалить с этого корабля пока он не взорвался?

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Çàòàèòüñÿ íå ïîëó÷èëîñü, êàïèòàí îêàçàëñÿ òåðòûì êàëà÷îì. Íî íè÷åãî, íå õîòèòå ïî õîðîøåìó – áóäåò ïî ïëîõîìó! Ïîðà íà÷èíàòü äèâåðñèîííóþ âîéíó. Ñëàáûå ìåñòà ÿ óæå âûÿâèë. Ëåéòåíàíò Èâàíîâ êàê-òî ïîäîçðèòåëüíî òåïëî îòíîñèòñÿ ê îñîáÿì æåíñêîãî ïîëà ðåïðîäóêòèâíîãî âîçðàñòà, ìîæåò íà÷àòü ñ íåãî? Íî ïðåæäå âñåãî áåçîïàñíîñòü. ×óòîê ïîäïðàâèë ïðîøèâêó óæå ãîòîâûõ áîåâûõ äðîíîâ. Òàê æå ïðèøëîñü îòðåäàêòèðîâàòü ñõåìó êîðàáëÿ. Ïðàâäà îíà è òàê áûëà äàëåêà îò ñîâåðøåíñòâà — íå ñîâïàäàåò ñ ðåàëüíîñòüþ íà 15%. ×òî çà áåçðóêèå îáåçüÿíû ðàáîòàþò ó íèõ íà âåðôÿõ? Íàøåë êàðòó èçìåíåíèé êîíñòðóêöèè êîðàáëÿ âî âðåìÿ ýêñïëóàòàöèè. Îíè òî÷íî ïûòàëèñü óëó÷øèòü ñèòóàöèþ èëè óäàëîñü âíåäðèòü àãåíòà â âûñøèõ êðóãàõ? Ïîêèíóë ñõðîí â òîðïåäíîì îòñåêå, ïîêà èì â ãîëîâó íå ïðèøëî óñòðîèòü ó÷åáíûé çàëï.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Затаиться не получилось, капитан оказался тертым калачом. Но ничего, не хотите по хорошему – будет по плохому! Пора начинать диверсионную войну. Слабые места я уже выявил. Лейтенант Иванов как-то подозрительно тепло относится к особям женского пола репродуктивного возраста, может начать с него? Но прежде всего безопасность. Чуток подправил прошивку уже готовых боевых дронов. Так же пришлось отредактировать схему корабля. Правда она и так была далека от совершенства — не совпадает с реальностью на 15%. Что за безрукие обезьяны работают у них на верфях? Нашел карту изменений конструкции корабля во время эксплуатации. Они точно пытались улучшить ситуацию или удалось внедрить агента в высших кругах? Покинул схрон в торпедном отсеке, пока им в голову не пришло устроить учебный залп.

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Ïåðåáðàëñÿ èç ëèôòîâîé øàõòû ïîä îáøèâêó. Æåñòêîå èçëó÷åíèå ãëóøèò ïîèñêîâóþ àïïàðàòóðó. Àíòèðàä ïðèõîäèòñÿ æðàòü ãîðñòÿìè. Ýõ, êàê áû ó âíóêîâ õîáîò íå îòâàëèëñÿ. Ïðèñìàòðèâàþñü ê ýêèïàæó. Âñå áóðëèò. Äåñàíòíèêè íîñÿòñÿ êàê óãîðåëûå. Íà áîðòó ïîÿâèëàñü êàêàÿ-òî æåíùèíà. Êàê îíà ñþäà ïîïàëà? Ñïîñîá ïðîíèêíîâåíèÿ ìíå íåèçâåñòåí, âîçìîæíî èñïîëüçîâàëà òàéíóþ òåõíèêó íèíäçþöó. Ëèöåõâàò òîæå ñïðÿòàëñÿ ïîäàëüøå îò âîçíè, ëèøü èçðåäêà âûïðûãèâàåò èç-çà óãëà íà ïüÿíûõ, ïðèòâîðÿÿñü áåëî÷êîé. Íóæíî ïðèñìîòðåòüñÿ ê ëåéòåíàíòó Èâàíîâó. ×òî-òî â í¸ì íå òàê.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Перебрался из лифтовой шахты под обшивку. Жесткое излучение глушит поисковую аппаратуру. Антирад приходится жрать горстями. Эх, как бы у внуков хобот не отвалился. Присматриваюсь к экипажу. Все бурлит. Десантники носятся как угорелые. На борту появилась какая-то женщина. Как она сюда попала? Способ проникновения мне неизвестен, возможно использовала тайную технику ниндзюцу. Лицехват тоже спрятался подальше от возни, лишь изредка выпрыгивает из-за угла на пьяных, притворяясь белочкой. Нужно присмотреться к лейтенанту Иванову. Что-то в нём не так.

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Íåäåëþ ïðÿòàëñÿ â êàþòå êàïèòàíà, ìàñêèðóÿñü ïîä òîðøåð. Ê ñ÷àñòüþ êàïèòàíó áûëî íå äî ïåðåñ÷åòà ìåáåëè. Íà êîðàáëå êàêèå-òî ïîäâèæêè. Ëè÷íûé ñîñòàâ ïîñòîÿííî ïîäâåðãàåòñÿ ôèçè÷åñêèì íàãðóçêàì. Íà äîáðîâîëüöàõ òåñòèðóþò íîâåéøèå ñòèìóëÿòîðû íåâèäàííîé ìîùè. Ëè÷íî âèäåë êàê îò ñêèïèäàðîâîé êëèçìû áîåö äâàæäû íàðóøèë çàêîíû òÿãîòåíèÿ è îïàñíî ïðèáëèçèëñÿ ê ñâåðõñâåòîâîé ñêîðîñòè. Íàäî äîëîæèòü íà÷àëüñòâó, âîçìîæíî âîçíèêíåò íåîáõîäèìîñòü çàÿâèòü ïðîòåñò î íàðóøåíèè ôèçè÷åñêèõ çàêîíîâ äàííîé ãàëàêòèêè. Óãëÿäåë íîâóþ çàïèñü â äíåâíèêå êàïèòàíà. Ïîõîæå îíè îáíàðóæèëè ìåñòî ïðîíèêíîâåíèÿ. Íóæíî áûòü áäèòåëüíûì.  æóðíàëå óêàçàíî ÷òî îíè âñòðå÷àëèñü ñ «ÄÐÏ ÂÑÑ». ×òî òóò äåëàëà êîíòððàçâåäêà? Òîëüêî îíè ïîçâîëÿþò ñåáå òàê ñîêðàòèòü «ÄÐÏ ÂÑÑÑÏ», äèâåðñàíòû âñåãäà ïîäïèñûâàþòñÿ «ÄÐÏ ÂÑÑÑ». È êàê îíè ðàñêîëîëè àãåíòà? Íàäî ïðÿòàòüñÿ. Ñêðûâàþñü â ëèôòîâîé øàõòå.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Неделю прятался в каюте капитана, маскируясь под торшер. К счастью капитану было не до пересчета мебели. На корабле какие-то подвижки. Личный состав постоянно подвергается физическим нагрузкам. На добровольцах тестируют новейшие стимуляторы невиданной мощи. Лично видел как от скипидаровой клизмы боец дважды нарушил законы тяготения и опасно приблизился к сверхсветовой скорости. Надо доложить начальству, возможно возникнет необходимость заявить протест о нарушении физических законов данной галактики. Углядел новую запись в дневнике капитана. Похоже они обнаружили место проникновения. Нужно быть бдительным. В журнале указано что они встречались с «ДРП ВСС». Что тут делала контрразведка? Только они позволяют себе так сократить «ДРП ВСССП», диверсанты всегда подписываются «ДРП ВССС». И как они раскололи агента? Надо прятаться. Скрываюсь в лифтовой шахте.

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Çà äåíü îáñëåäîâàë îñíîâíûå êîðèäîðû êîðàáëÿ, ïåðåìåùàÿñü ïî ïîòîëêó. Ýêèïàæ ïðîäîëæàåò óäèâëÿòü, ñêëàäûâàåòñÿ îùóùåíèå, ÷òî íèêòî íè÷åãî íå çíàåò è íè çà ÷òî íå îòâå÷àåò. Êàê îíè äî ñèõ ïîð äåðæàòñÿ â êîñìîñå? Íàøåë ñïèñîê ýêèïàæà – íå ñîîòâåòñòâóåò äåéñòâèòåëüíîñòè íà 80%. ×òî ýòî âîîáùå çà êîðàáëü òàêîé? Ïûòàþñü âûÿñíèòü öåëü ïîëåòà, ïî êîñâåííûì äàííûì îñíîâíàÿ öåëü – äîáûòü áîëüøå ýòàíîëà è ïåðåðàáîòàòü åãî â îðãàíèçìå. Íî ãäå îíè áåðóò ýòàíîë ïîñðåäè êîñìîñà?

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

За день обследовал основные коридоры корабля, перемещаясь по потолку. Экипаж продолжает удивлять, складывается ощущение, что никто ничего не знает и ни за что не отвечает. Как они до сих пор держатся в космосе? Нашел список экипажа – не соответствует действительности на 80%. Что это вообще за корабль такой? Пытаюсь выяснить цель полета, по косвенным данным основная цель – добыть больше этанола и переработать его в организме. Но где они берут этанол посреди космоса?

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Ïîñâÿòèë äåíü ïðîñëóøêå. Âñ¸ åù¸ ìóòèò, íî ìèð íà÷èíàåò ïðèîáðåòàòü êðàñêè. Íàòêíóëñÿ íà òåõíèêîâ îáñóæäàþùèõ ýêñïëóàòàöèþ ðîáîòîâ-ïîãðóç÷èêîâ. Îíè âîñòîðæåííî, ðàññêàçûâàëè êàê îäèí «÷óâàê» ïîêàçàë èì ÷èò-êîäû è íàó÷èë äåëàòü ôàòàëèòè.  îïèñàíèè «÷óâàêà» ñ óäèâëåíèåì óçíàë ñåáÿ. Áîëüøå íèêàêîãî ýòàíîëà! Ïðîáðàëñÿ íà òàéíûé ñêëàä. Äîëãî íå ìîã ïîíÿòü, ÷òî õðàíèòñÿ â ïðîçðà÷íûõ êîëáàõ. Âûäåðíóë èç áëèæàéøåé ïðîáêó è ïîíþõàë. ÏÐÎÊËßÒÛÉ ÝÒÀÍÎË! Ìîæåò óñòðîèòü äèâåðñèþ?
Ñ óæàñîì óâèäåë êàê íà÷àëüíèê òåõ. îòäåëà æðåò ëèöåõâàòà. Ãäå îíè åãî âçÿëè? Õîðîøî, ÷òî ëèöåõâàò íå íàøåë ìåíÿ ïåðâûì. È äà, òåïåðü ïîíÿòíî, êàê îíè óïîòðåáëÿþò ðàêåòíîå òîïëèâî, çàïèâàÿ åãî ýòàíîëîì. ×òîáû óïîòðåáèòü íàñêâîçü òîêñè÷íîå ñóùåñòâî ñ êèñëîòîé âìåñòî êðîâè íóæíû ëóæåíûå æåëóäêè. Äîáàâèë ïàðó ïóíêòîâ â êëàññèôèêàöèè ýêèïàæà.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Посвятил день прослушке. Всё ещё мутит, но мир начинает приобретать краски. Наткнулся на техников обсуждающих эксплуатацию роботов-погрузчиков. Они восторженно, рассказывали как один «чувак» показал им чит-коды и научил делать фаталити. В описании «чувака» с удивлением узнал себя. Больше никакого этанола! Пробрался на тайный склад. Долго не мог понять, что хранится в прозрачных колбах. Выдернул из ближайшей пробку и понюхал. ПРОКЛЯТЫЙ ЭТАНОЛ! Может устроить диверсию?
С ужасом увидел как начальник тех. отдела жрет лицехвата. Где они его взяли? Хорошо, что лицехват не нашел меня первым. И да, теперь понятно, как они употребляют ракетное топливо, запивая его этанолом. Чтобы употребить насквозь токсичное существо с кислотой вместо крови нужны луженые желудки. Добавил пару пунктов в классификации экипажа.

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Ëó÷øå áû ÿ óìåð îò ðàêåòíîãî òîïëèâà. Ìûñëèòåëüíûå îðãàíû íåâûíîñèìà áîëÿò. Îðãàíû ïèùåâàðåíèÿ áóíòóþò. ×òî áûëî â÷åðà ïëîõî ïîìíþ.  ïàìÿòè âñïëûâàþò êàêèå-òî ñìóòíûå ìîìåíòû, ñëîâíî ÿ ðàçãîâàðèâàë ñ ãðûçóíîì îáèòàþùèì íà ñêëàäå, à ïîòîì øëÿëñÿ ïî êîðèäîðàì è âûêðèêèâàë ïåñíè. Íàäåþñü ñ ýêèïàæåì êîðàáëÿ ÿ íå êîíòàêòèðîâàë. Ñ óäèâëåíèåì îáíàðóæèë, ÷òî âñå íåãàòèâíûå ïîñëåäñòâèÿ ðàêåòíîãî òîïëèâà íà îðãàíèçì íåéòðàëèçîâàíû. Îñòàëèñü òîëüêî ñèìïòîìû îòðàâëåíèÿ ýòàíîëîì. ×òîá ÿ åùå ðàç ïîïðîáîâàë ýòó ãàäîñòü…

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Лучше бы я умер от ракетного топлива. Мыслительные органы невыносима болят. Органы пищеварения бунтуют. Что было вчера плохо помню. В памяти всплывают какие-то смутные моменты, словно я разговаривал с грызуном обитающим на складе, а потом шлялся по коридорам и выкрикивал песни. Надеюсь с экипажем корабля я не контактировал. С удивлением обнаружил, что все негативные последствия ракетного топлива на организм нейтрализованы. Остались только симптомы отравления этанолом. Чтоб я еще раз попробовал эту гадость…

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Ýêèïàæ êóäà-òî óòàùèë ÿùèê òîðïåä, êàòåãîðè÷íî íàçûâàÿ èõ «ôîòîííûìè». Åùå ðàç ïðîâåðèë ñõîæèé ÿùèê è óäîñòîâåðèëñÿ, ÷òî ýòî èìåííî «ïëàçìåííûå» òîðïåäû. Ñäåëàë ïîìåòêó â îò÷åòå «ýêèïàæ ïëîõî ðàçáèðàåòñÿ â òåðìèíîëîãèè». Îò âèäà òîðïåä âñ¸ åù¸ ìóòèò è ïîäêàòûâàåò êîìîê ê ãîðëó. Ïóñòü õîòü âñå ïåðåòàñêàþò. Ïîäñëóøàë ðàçãîâîðû ýêèïàæà è óçíàë, ÷òî òîðïåäû òàéêîì îáìåíèâàþò íà «âîäêó». Íàøåë çàíà÷êó è ïðîâåë àíàëèç. 40% ðàñòâîð ýòàíîëà. Òîæå ÿä. Ìîæåò òàê îíè íåéòðàëèçóþò âîçäåéñòâèå ðàêåòíîãî òîïëèâà? Íàäî ïîïðîáîâàòü.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Экипаж куда-то утащил ящик торпед, категорично называя их «фотонными». Еще раз проверил схожий ящик и удостоверился, что это именно «плазменные» торпеды. Сделал пометку в отчете «экипаж плохо разбирается в терминологии». От вида торпед всё ещё мутит и подкатывает комок к горлу. Пусть хоть все перетаскают. Подслушал разговоры экипажа и узнал, что торпеды тайком обменивают на «водку». Нашел заначку и провел анализ. 40% раствор этанола. Тоже яд. Может так они нейтрализуют воздействие ракетного топлива? Надо попробовать.

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

 äàëüíåì óãëó ñêëàäà íàøåë ó÷åáíèê ìåñòíîãî ÿçûêà.  öåëÿõ ïðàêòèêè ïåðåâîæó çàïèñè íà èíîïëàíåòÿíñêèé. Ïðîäóêòû îáíàðóæåííûå íà ñêëàäå îêàçàëèñü ñúåäîáíûìè, íî âñå ïîðòèò ïðèâêóñ ðàêåòíîãî òîïëèâà. Ðàäè èíòåðåñà ïîïðîáîâàë ðàêåòíîå òîïëèâî. Ñèëüíî òîøíèëî. Ñåãîäíÿ áîëèò ãîëîâà. Öâåò êîæè çåëåíûé. Äåìàñêèðóåò. Ïðÿ÷óñü çà çåëåíûìè ÿùèêàìè ñ ïðîêëÿòûìè òîðïåäàìè. Îò çàïàõà ðàêåòíîãî òîïëèâî âîðîòèò.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

В дальнем углу склада нашел учебник местного языка. В целях практики перевожу записи на инопланетянский. Продукты обнаруженные на складе оказались съедобными, но все портит привкус ракетного топлива. Ради интереса попробовал ракетное топливо. Сильно тошнило. Сегодня болит голова. Цвет кожи зеленый. Демаскирует. Прячусь за зелеными ящиками с проклятыми торпедами. От запаха ракетного топливо воротит.

Старший уполномоченный ДРП ВССС майор Голованов

Èçó÷àþ ñêëàä. Ïîðàæåí ëîãèêîé èíîïëàíåòÿí. Ïðîäóêòû âàëÿþòñÿ ðÿäîì ñ ïëàçìåííûìè òîðïåäàìè. Ðàêåòíîå òîïëèâî äîëæíî ÿâëÿòüñÿ ÿäîì äëÿ äàííîãî òèïà îðãàíèçìîâ. Èëè îíè ÿâëÿþòñÿ íå òåì êåì êàæóòñÿ? Ñãðûçåííàÿ îáøèâêà ïåðåâàðèëàñü è ïðåññîâàëàñü. Ê ñîæàëåíèþ, êîãäà ÿ èçó÷àë ïîòîëîê, ïðîöåññ âûäåëåíèÿ óñêîðèë çâóê øàãîâ. Ìåòàëëè÷åñêèé áðèêåò ñ ãðîõîòîì âûïàë íà ïîë. Øåäøèé ìèìî íå îáðàòèë âíèìàíèÿ. Ïîäîçðèòåëüíî.

Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé ÄÐÏ ÂÑÑÑ ìàéîð Ãîëîâàíîâ

Íåçàìåòíî ïðèñòûêîâàëñÿ. Ïðîãðûç îáøèâêó è ïðîíèê íà êîðàáëü. Êàòåð ïðèøëîñü óíè÷òîæèòü. Íàçàä äîðîãè íåò. Ðåøèë ñïðÿòàòüñÿ íà ñêëàäå. Ìàñêèðóþñü è èçó÷àþ îáñòàíîâêó.



Ñòàðøèé óïîëíîìî÷åííûé äèâåðñèîííî-ðàçâåäûâàòåëüíîãî ïîäðàçäåëåíèÿ âîîðóæåííûõ ñèë ñîäðóæåñòâà ñäâîåííûõ ïëàíåò (äàëåå ÄÐÏ ÂÑÑÑ) ìàéîð Ãîëîâàíîâ

-Хе-й-я! — Киркунов с диким воплем соскользнул с дерева и вонзил нож в безобидную с виду зверюшку. Хищно пригнувшись он осмотрелся — в лесу было тихо. Еще раз оглядевшись, и убедившись, что никто не претендует на его добычу, капитан закинул зверюшку на плечо и побрел к лагерю. Там его уже ждал Морзе.
— О, а ты молодец, — воскликнул Киркунов, глядя на полыхающий костер, — как разжег?
— Ловкость рук, — хитро улыбнулся старпом, пряча зажигалку в карман.
— Ну раз ты такой ловкий, то готовь ужин — капитан бросил зверюшку к ногам Морзе.
Старпом нахмурился. Есть хотелось ужасно, но он никогда прежде не разделывал животных.
— Посмотрим, что на это скажет инструкция, — проговорил Морзе, пытаясь тянуть время, — и так страница 342, пункт "б" — При обнаружении диких животных, требуется изучить все повадки и характерные особенности, а так же произвести всеобъемлющее описание, включая словесный портрет и зарисовки, отражающие внешний вид животного. Так же необходимо сделать ряд опытов, доказывающих, что животное не является разумным.
— Я на него напал, а оно в ответ даже не выстрелило, следовательно неразумное — заключил Киркунов, разделывая тушку.
— Ты бы тоже не выстрелил, — запротестовал Морзе, — у тебя пистолета нет!
— Зато нож есть, а у этого только когти!
— Ладно, читаю дальше, — смирился старпом, — "В случае, когда местную фауну необходимо принять в пищу, следует провести ряд опытов над лабораторными животными, для выяснения съедобности"
— Шикарное правило, — Киркунов не смог удержатся от саркастического замечания, — И где тут логика? Если бы у нас были лабораторные животных, их следовало съесть в первую очередь, поскольку они уж точно съедобные.
— Логика в том, что надо сначала исследовать местную фауну, а потом уже теряться в лесу, — парировал Морзе, покосившись на освежёванную тушку, — и потом, с чего вы взяли, что это можно есть?
— Элементарно! — капитан разложил на земле разноцветную шкурку, — что мы видим?
— Шкуру непонятного животного.
— Хорошо, а теперь вспомним, что мы первые звездолетчики, что мы проходим подготовку, и что кроме лесов родной планеты нас никуда не закинут.
— В наших лесах тоже водятся ядовитые звери, — неуверенно ответил Морзе.
— А если так? — капитан поскреб шкурку ножом и краска с нее постепенно сползла, — Ух ты, не поленились все раскрасить! На что похоже?
— На кролика.
— Значит это и есть кролик, а он съедобный! — сделал вывод капитан, — готовь палочки, сейчас будем жарить.

— А что это ты взялся за инструкции? — спросил Киркунов, обгладывая куски жареного мяса нанизанного на веточку.
— Решил, что это упростит мне жизнь.
— Да ну?
— Ну да, вспомнить хотя бы случай с искусственной гравитацией, — Морзе принялся загибать пальцы, — или с разгерметизацией...
— Но это все мелочи, — протянул Киркунов.
— Или с защитным костюмом.
Киркунов вздохнул.
— Или с спасательным модулем...
— А вот модуль… — капитан перешел на шепот и опасливо огляделся, — если судить по раскрашенным кроликам, то его специально уронили...

— Для чего разрабатываются эти инструкции, — ворчал под нос Морзе, расхаживая в защитном костюме по тренажеру рубки, — откуда они знают, что нас ждет?
— Они предполагают и стараются подготовить нас к всем мыслимым и не мыслимым ситуациям, — ответил Киркунов, развалившись в капитанском кресле.
— Ну хорошо, а почему тогда я должен знать то, что знаешь ты? — взорвался Морзе, — ведь я простой радист.
— Кто сказал, что он простой радист? — громовой голос командора, раздался как всегда внезапно.
— Я, — тихо ответил Морзе, — по крайней мери, меня приглашали в качестве радиста.
— Ты в первую очередь старший помощник, а потом уже радист, — отрезал командор.
— Старпом? — в один голос воскликнули Морзе и Киркунов.
— Вы вообще читаете служебные документы? — взревел командор.
Капитан и новоявленный старпом, лишь стыдливо потупили глаза.
В динамиках раздался полный трагизма вздох.
— Так читайте! А теперь об инструкциях, Киркунов прав, их разрабатывают для отработки необходимых рефлексов и навыков. Иногда, над вами будут производить эксперименты, чтобы посмотреть как вы реагируете на нестандартные ситуации. Возможно ваши решения будут использованы в следующих редакциях инструкции. Исходя из ваших желаний возможны изменения конструкции и внесение в список необходимых инструментов. Инструкции разрабатывают ученые, а так же весьма опытные люди, поэтому советую их читать. Именно читать, а не прикрывать комиксы! И желательно запоминать.
— Это понятно, — не моргнув глазом ответил Киркунов, в чей огород назначался камень, — что за эксперименты будут?
— Ну, например, разгерметизация, — ответил коммандор и тут же в стене образовалась дыра, в которую с шумом начал всасываться воздух.
— Капитан? Что делать! — крикнул Морзе, старательно цепляясь за штурвал — его неотвратимо тянуло в дыру.
— Для начала, нужно прикрыть щель, — невозмутимо ответил Киркунов и тут же пожертвовал своим креслом. Кресло частично прикрыло дыру, но воздух продолжал утекать сквозь щели.
— Нужно что-то пластичное, и крепкое! — Морзе смог отпустить штурвал, и принялся метатя по рубке в поисках необходимого предмета. Через мгновение он замер, почуствовав недобрый взгляд капитана...
— Докладываю, утечку устранили, имеется несколько рационализаторских предложений.
— Устранили? — взревел командор, — заткнуть дыру задницей старпома — это называется устранить?!!
— Да, — подтвердил Киркунов, посмотрев на Морзе, отчаянно машущего руками и ногами.
— Допустим, — голос командора немного утих, — а что за предложения вы хотели внести?
— Усилить тыльную часть защитного костюма, — тут же ответил Киркунов.

— Ну если терять нам нечего, — бодро выдавил из себя Киркунов, — тогда начнем импровизировать. Морзе, ты не знаешь, что означает эта кнопка?
Не дожидаясь ответа, капитан протянул руку к пульту и нажал ближайшую клавишу. Ничего не произошло.
— Ага, понятно, я еще не перешел на ручной режим, — пробормотал Киркунов. Слова давались ему с трудом. казалось с каждой секундой перегрузки становятся все сильнее. Для простейших действий требовались гигантские усилия. Перед глазами плыли цветные круги. Еле ворочая рукой, капитан принялся нажимать на кнопки, включив всю свою логику, и в тайне надеясь, что она была у создателей звездолета. Спустя несколько минут, на пульте загорелась лампочка, с подписью "ручной режим".
— Ура, — прохрипел Морзе, все это время находящийся без движения, — я верил, что у вас получится.
— Пока еще не все получилось, — Киркунов что-то нажал и их резко дернуло, буквально вырывая из сидений, — ой, кажется включил боковые стабилизаторы...
Следующие несколько минут сопровождались резкими рывками, пока капитан выставлял нужное направление и силу гравитации.
— Вроде получилось, — Кирукунов утер пот со лба. Морзе безжизненным мешком весел на своих ремнях и лишь стонал.
— Поздравляю капитан, вы сделали это! — похвалил коммандор, — а теперь радист должен все повторить.
И перегрузки навалились с новой силой.

Киркунов не сомневался — лететь или не лететь. Это была мечта и он не мог отказаться. Сомнения появились потом, когда отказываться было поздно.
"Зачем не это надо?" — думал он, проходя очередной безумный тест или выкладываясь на тренажере, — "сидел бы дома, пил коньяк, сидя в кресло-качалке, перед камином, закутавшись в клетчатый плед"
И не имеет значения, что клетчатого пледа у капитана не было, впрочем как и камина. Инертная человеческая сущность держала его дома, но именно та же сущность толкала его вперед — на встречу неизвестности. Каждый раз, отправляясь в путь он думал так. Вместо светлых сторон воображение рисовало холодный ветер, ледяной дождь, неприятные ситуации. Хотелось бросить все, остаться дома, но все равно шел. И был холодный ветер, было все о чем догадывался и даже хуже. И в очередной раз дрожа от холода Киркунов проклинал все на свете — погоду, экипаж, жизненные обстоятельства.
"Почему я все время совершаю одну и ту же ошибку и соглашаюсь?". В большинстве случаев Киркунов с блеском выходил из сложившихся ситуаций. Дождь кончался, штормовой ветер сменялся ласковым бризом, в сердцах людей поселялся покой. Но каждый раз, по окончанию капитан думал: "Чтобы я, еще хоть раз!"
Однако, в следующий раз он все равно шел. Неизвестно почему, все плохое стиралось из памяти и оставалось лишь хорошее, которое толкало вперед.
— Ничему меня жизнь не учит, — прошипел Киркунов сквозь зубы. Его раскручивали на центрифуге и перегрузки в несколько g безжалостно сдавливали грудь. Морзе, висевший в коконе из компенсационных ремней, напротив капитана, согласно кивнул и тут же сморщился от боли, потянув шею.
— Не отвлекаться! — раздался голос коммандора из динамиков, — даю вводную: в результате выхода из строя компенсаторов антигравитации вы подверглись воздействию перегрузок. Автоматика вышла из строя. Ваша задача в ручную включить аварийную систему дублирования. Вопросы есть? Приступайте!
Капитан и радист, принялись изучать пульт.
— Морзе, эй Морзе, — шепотом позвал Киркунов, — ты знаешь как это сделать?
— Нет, — так же шепотом ответил радист, — я думал это ваша задача — учить систему управления, а моя передавать сообщения. Поэтому я вчера весь вечер штудировал справочник по бортовым радиосистемам.
— Радист так же должен знать основы управления кораблем, — вновь раздался голос коммандора, — на случай если капитан вышел из строя. Особенно, — коммандор повысил голос, — если капитан весь вечер читал комиксы, вместо того, чтобы учить мат.часть!
Киркунов довольно ухмыльнулся, но перегрузки превратили его улыбку в страшный оскал.

— Вот что я тебе скажу, Морзе, — сказал Киркунов ставя кружку пива на стол, — я восхищаюсь нашими учеными!
Морзе шумно икнул и поднял голову. Они сидели за столиком в дешевом баре. Рядом за такими же столиками отдыхали обычные, рабочие люди. Они кричали, спорили, распевали песни и распивали напитки. Над столиками висел густой дым дешевых сигарет.
— И чем же ты восхищаешься? — Морзе вновь опустил голову. Рядом с ним стояла недопитая кружка пива — против всех правил новоявленная команда сбежала из исследовательского центра и теперь поправляла здоровье основательно испорченное правильным питанием.
— Учеными! — выпалил Киркунов, затем подумал, и добавил — их мозгом. Вот представь сидишь ты под деревом и тебе на голову упадет яблоко. Что ты сделаешь?
— Выругаюсь.
— Это понятно, — капитан нетерпеливо махнул рукой, — а потом?
— А потом съем, — качнул головой Морзе.
— Вот! А ученый, — Киркунов снова шумно хлебнул пива, — про-а-н-а-лизирует и скажет, что яблоко упало не просто так, а его притянула земля!
Морзе согласно кивнул и примостился на краешек стола.
— Это все притяжение, — пробормотал радист засыпая.
— И вот поэтому я ими восхищаюсь, — голос Киркунова стал мягким и упал почти до шепота, — мы бродим себе и не задумываемся, что мир покоится не на трех черепахах, а стремительно несется в бесконечность вселенной. Не придаем значения фактам, знакомым с рождения. Всегда так было. Солнце всходит и заходит. Мы живем. А им этого мало, они чувствуют, что есть нечто большее, непонятное и ищут в поте лица доказывают. И мы, простые люди их не поймем, а жизнь, уже потом, когда нам объяснят, станет лучше и понятней...

Морзе остановился и упер руки в колени. Пот градом катил с него, грудь бешено вздымалась. Рядом остановился Киркунов, в отличие от радиста он был свеж и весел.
— Запомните, никто не знает, что вас ждет, — раздался голос Коммандора, многократно усиленный репродуктором, — и чем труднее сейчас, тем будет легче потом!
— Вот не понимаю, — задыхаясь произнес Морзе, вновь возобновив бег, — чем нам поможет эта физкультура?
— А представь, — ответил Киркунов бежавший рядом, — мы высаживаемся на чужой планете и за нами гонится местная фауна.
— Вот зачем я сдался местной фауне?!
— Вид у тебя забавный, — капитан не удержался от маленькой шпильки, — и вот эта местная фауна полна решимости познакомится с тобой поближе, а ты, в связи со своими ксенобофическими наклонностями, категорически против.
— Я не ксенофоб!
— Ну это пока ты не увидел клыки.
— И даже в этом случае, почему я должен убегать? Как же оружие?
Киркунов даже приостановился от изумления: Стрелять в невинную зверюшку? А вдруг она разумная?
— Тогда почему мы от неё бежим?! — Морзе остановился, -если она милая и разумная.
— Потому что ты её испугался, — улыбнулся Киркунов.
— На сегодня хватит! — вновь прогромыхал коммандор.
Морзе и Киркунов с облегчением отбросили шлемы защитных костюмов.
— Фух, — радист стер пот со лба, — до чего тяжело! Попить бы сейчас.
— И не говори, — пробормотал капитан, что-то ковыряя в своем костюме, — хорошо тут есть система охлаждения, функция усиления мышечной энергии и емкость с водой.
Морзе спал с лица и в который раз подумал о том, что иногда нужно читать инструкции.

— Вот это тренажер, имитирующий работу капитанского мостика, — профессор толкнул небольшую дверцу и пропустил Киркунова в полусферическую комнату, большую часть которой занимало обзорное стекло, — как капитану дальнего плавания большинство приборов покажутся вам знакомыми. Например штурвал.
Профессор с легкостью крутанул огромное колесо в центре комнаты и за обзорным стеклом медленно поползли звезды.
Киркунов заинтересовался. Он оттеснил ученого и сам встал к штурвалу. Деревянные рукоятки привычно легли в ладони. Осторожно меняя угол капитан заметил, как на стекле меняется градусная разметка.
— Все предельно просто, — пояснил ученый, указывая на цифры, — это координаты. Управляя штурвалом и вот этим устройством, — профессор ткнул пальцем массивное колесо, — вы можете выбрать нужный курс. Скорость изменяется вот этим рычагом, тут же включается задний ход. Это приборная панель, на которой отображаются все параметры.
Киркунов посмотрел на ряд приборов с различными цифрами и стрелками. Некоторые выглядели привычно, а некоторые непонятно.
— Вот это — продолжал ученый, — автоматический штурман. Все ваши перемещения отмечаются на нем. Пока мы не имели возможности испытать его за пределами планеты, но опыты на земле показали его точность. Дополнительно мы пытались сделать функцию автопилота, но пока она не стабильна. Конечно за пару минут все не рассказать, поэтому вот инструкция.
Ученый показал на стопку из пяти весьма толстых томов. Киркунов лишь презрительно фыркнул, внимательно посмотрел на приборы, подошел к автоштурману и быстро набросал курс, после чего встал к штурвалу.
— Ну-ка, — пробормотал он и уверенным движением потянул рычаг скоростей. Звездное небо завертелось перед глазами, но вскоре одна точка замерла в центре обзорного стекла.
— Думаю через пару часов мы будем на месте, — уверенно проговорил капитан.
Профессор сверился с штурманом, затем с показаниями приборов и удивленно хмыкнул — имитатор звездолета летел куда надо.