to post messages and comments.

С добрым вас утром. Вчера был на рыбалке и нихрена не поймал. Сразу вспомнилось "Вегетарианец-это старое индейское слово.Означает "плохой охотник". Пришлось отбирать рыбу у более удачливых. Так что уху я всё же сварил. Приятной вам недели ;-)

С добрым вас утром. Наконец-то обновил жуйкоприложение, так и не понял зачем. Снова намечается командировка и почему-то часть её опять выпадает на выходные. Три дня выходных пролетели мгновенно. Но хоть на мумию сходил. Средненько, можно и дома глянуть.
Приятной вам недели ;-)

Муки творчества
Ночь. Желтая луна с обглоданным краем. Темные силуэты облаков. Двухэтажный дом с небольшим палисадником и серые тени деревьев на каменных стенах. Кругом тишина, лишь где-то брешут собаки, да ветки с легким стуком бьются в освещенное окно.
Туло склонился над пергаментом. Сухой кончик пера противно скрипнул, оставив вмятину. Чертыхнувшись, Туло обмакнул его в чернильницу и, закусив язык, продолжил писать. Спустя несколько минут он отбросил перо в сторону и откинулся на спинку стула – дело сделано. Туло слегка улыбнулся – на новое заклинание он потратил неделю. Сначала утомительные изыскания в библиотеке, чтобы не попасть впросак, изобретая велосипед. Затем штудирование справочников для выяснения научной подосновы. И как финал – фонетическая составляющая. Заклинание должно звучать! Нет, оно должно не просто звучать, оно должно врываться в мироздание мощной, нерушимой волной!
(продолжение в комментах)

С добрым вас утром! Хочется поговорить о чём-то возвышенном, но кроме жирафов в голову ничего не идёт. А вы знали, что у жирафа язык фиолетовый и шейных позвонков меньше чем у воробья? Теперь живите с этим :-)
Приятной вам недели!

С добрым вас утром.
Начнем с загадки.
"Писать я начинаю,
В башке бедлам и шум
Писать о чём не знаю
Но всё же напишу"
Откуда эти строки? Не гуглим!
Конечно хочется написать так, чтобы у вас настроение поднялось, как... как... что-то только неприличные сравнения в голову приходят :-)
Просто поднялось и всю неделю бы ходили просветленные и обожали весь мир.
Кстати, вчера смотрел сюжет парня из Белоруссии, где он был в Индии и общался с местными гуру. Так вот эти гуру больше на попрошаек похожи, но, блин, просветленные :-)
Засим благословляю вас на подвиги!
Приятной недели! ;-)

С добрым вас утром. С самого утра зарядил снег и всё что так долго таяло вновь занесло сугробами. Батареи на работе уже отключили и чувствую, к середине дня, у единственного обогревателя соберется небольшой круг неравнодушных к теплу.
Приятной вам недели!

С добрым вас утром. Вчера читал Славу Сэ, чуть не плакал. И всё это по нескольким причинам. Пишет он великолепно. Настолько великолепно, что мир начинаешь воспринимать иначе. Но хуже всего то, что я понимаю — так писать я не умею, а это обидно и печально. Правда стимулирует, но в данный момент руки опускаются. Приятной вам недели.

С добрым вас утром! Сегодня поговорим о приметах. На прошлой неделе регулярно чесалась левая рука, но неожиданная сумма денег так и не появилась. Хотя руку я мыл. Однако есть у меня одна рабочая примета, точнее наблюдение, если перед выходом из дома почистить ботинки, то точно какая-то фигня случится? А у вас есть рабочие приметы, ритуалы?
Приятной вам недели!

С добрым вас утром. В воскресенье не подготовился для понедельнишнего вброса. Даже не знаю о чём писать. В голове множество разных мыслей, но все они не тянут на философские. Как не работать и получать деньги? — это разве достойная мысль для обсуждения? Ясно же, что я просто ленивая задница, тут и думать нечего. Или — как заставить себя писать роман? Тут те же выводы. Логичнее спросить — а вы ленивая задница и как ей не быть?
Приятной вам недели!

Доброго вам утра. Сегодня мы поговорим о космосе, а точнее об очередном объявлении про набор космонавтов. Я бы пошел, вот только я не понимаю чем они занимаются. Я так понимаю, что набирать они набирают, но летят не все. Что же они делают? Бесконечно тренируются и вертятся на центрифуге? Или отрабатывают всё то же, что делают их коллеги в космосе, только на земле? Короче непонятно. А ещё меня расстраивает, что в вакансии прописано "отдается предпочтение людям окончившим что-то с ракетостроением в москве". И да, по результатам прошлого набора прошли три человека именно с этого факультета. Ребята, зачем тогда эта показуха? Проводите внутренний набор из выпускников и не травите душу бедному парню из глубинки! Если и в этот раз не возьмут, то пойду писать чтобы взяли на зимовку в антарктиду. Тоже вроде героическая профессия. Приятной вам недели! ;-)

По задумке @33
Старый, больной гном, закряхтел, с трудом выпрямляясь и тут же, охнув, схватился за поясницу. Его сморщенное лицо исказилось от боли. Пошарив вокруг себя, дрожащей сухой рукой, он нащупал узловатую трость и со стоном оперся на неё, крепко ухватившись за отполированный годами набалдашник. Волшебный факел с трудом освещал серый камень старой пещеры. Сталактиты и сталагмиты темными пятнами выступали вдоль стен.
— Большая чашка кофе – вот, что может меня взбодрить, — проскрипел старый гном. Он кинул пару щепок под жаровню с песком, затем чиркнул огнивом и тут же зажмурился от ярких искр. Скоро под жаровней трепетало небольшое пламя. Пока песок прогревался, гном дошел до серванта и достал ручную мельницу. Высыпал в неё из холщового мешочка горсть коричневых, ароматных зерен и принялся их молоть. Мельница поскрипывала, перемалывая зерна базальтовыми жерновами. Вращая рукоять, гном хриплым голосом затянул песню:

О темный мрак Мензоберранзана
В пещере под горой
Живет огромный черный змей
С тяжелою судьбой
Кто черной силой овладел
И торговал душой
Найдет в объятиях его
Последний свой покой
Под сводом каменных хором
Найдешь ты верный след
Коль повернешь тотчас назад
Идя во тьме на свет
Но мы же любим камня стук
И звоны молотков
Поэтому живем внизу
Где света нет оков

Потянув носом, гном понял, что песок скоро нагреется до нужной температуры. Он достал бронзовую турку, налил в неё холодной воды. Засыпал туда молотый кофе и сахар, после чего поставил турку на разогретый песок. Кряхтя, гном уселся на небольшую табуретку рядом с жаровней.
— Проклятая спина, — произнес он вслух, — помниться, когда мы добывали алмазы, я мог тащить целый мешок отработанной поры и даже не вспотеть. Помнится, махали мы киркой целый день, не забывая укреплять своды. Порода была настолько твердая, что кирка высекала искры. Зато какие там были алмазы. Отломишь слой алмазной жилы, и вот они переливаются, в свете факелов. 
Гоном тяжело вздохнул.
— Тогда мы тоже пили кофе, — он с тоской посмотрел на свой сервант, — вечером вернешься с забоя, а Марта уже несет кружку. Помнится, она добавляла кожицу лимона, немного гвоздики, кусочек корицы и треть кружки бренди. Самое то, чтобы расслабится после трудового дня.
Гном пригляделся к турке. Кофе закипал. Мелкие пузырьки воздуха поднимались к поверхности турки, образуя пену. Он осторожно поднял турку, подождал, когда пена слегка разойдется и снова поставил турку на песок. В воздухе разносился непередаваемый аромат, теребящий воспоминания. 
— Помнится в своем первом походе, — гном снова пустился в воспоминания, — пивал я кофе с имбирём. Был у нас в отряде один любитель. Где он брал имбирь, я не знаю, но каждое утро, доставал его из кармана, тщательно мыл, чистил, натирал на маленькой терке, потом клал в равной пропорции с кофе, заливал водой и кипятил на медленном огне. Бодрило. Но я предпочитал добавить ещё виски на два пальца, — гном хрипло рассмеялся и тяжело закашлялся, чуть не опрокинув турку. 
Кофе закипел второй раз. Гном снова приподнял турку. Дым от жаровни медленно витал под сводами потолка, причудливо изгибаясь в розоватом свете волшебного факела. Ноздри гнома шевелились, от предвкушения. Но ещё было рано. Лишь в третий раз дождавшись кипения, он осторожно перелил кофе из турки в большую, черную кружку.
Аромат, божественный аромат, легкая горечь и бодрость. Гном бросил, в черный как смоль кофе, несколько крупиц соли и размешал серебряной ложечкой. Предвкушая, он сделал большой глоток. Волна необыкновенного вкуса прокатилось по его горлу, вызвав спазм. Гном выгнулся дугой, захрипел и принялся биться в припадке. Его руки в бессилье стучали о каменный пол, ноги дергались в судорогах. Наконец он замер.
— О, Ллос! За что мне эти муки? – он осторожно распрямился, расправив широкие плечи. Его острые уши нервно подрагивали, а красные глаза на абсолютно черном лице дроу светились болью, — почему я не могу проснуться как все нормальные эльфы? 
Ллос не ответила ему, лишь откуда-то издалека, раздавался мерзкий паучий смех.