← All posts tagged стихи

В мае разразился ещё один скандал, связанный с мистификацией компании Майкрософт, которая совместно с издательством Cheers publishing·湛泸文化опубликовала поэтический сборник Солнечный свет потерявший окно·阳光失了玻璃窗. Все стихи в нём были написаны ботом по имени Сяо Бин·小冰, которого создали специалисты Майкрософт. Сяо Бин изучила произведения 519 китайских поэтов начиная с 1920 года. Спустя более чем 10 тысяч попыток, Сяо Бин начала публиковаться на четырёх крупных интернет-площадках Китая – порталах Тянья·天涯, Доубань·豆瓣, Теба·贴吧, Цзяньшу·简书 – под двадцатью семью разными псевдонимами и получила множество отзывов, причём никто не догадывался, что это бот.

ой не ходи ты ктулху
в ночь по переулку
не зови девчонок
наших на прогулку
со своей болотной
физией уродской
не дойдешь ты даже
до Автозаводской...
нам глубинный ужас
что в столовой ужин
тоже весь зеленый
никому не нужен

Под зеленой кроной древа, что с годами обветшало, иструхлявилось изрядно, проживает некто дятел – птица с длинным острым клювом и хвостом коротким крепким. Зацепившись коготками за древесный ствол надежный, и устойчивости ради в оный ствол хвостом упершись, он стучит и долбит древо без особого урона для мозгов своих для птичьих, их никак не сотрясая, и от каждого удара колоссальную нагрузку в 10g претерпевая с легкостью весьма завидной…
Череп. Так устроен череп…

Бочонокъ у кормы. Налей скорѣе флягу —
Не трезвыми жъ стоять на вахтѣ будемъ мы.
Да не въ корчмѣ, ты что, не слышалъ? — у кормы.
Я отхлебну глотокъ и спать спокойно лягу.

Я высоко цѣню вакхическую влагу:
Успѣшно съ ней творятъ великіе умы.
И надо щитъ купить: вчера, средь кутерьмы,
Я бросилъ свой въ кустахъ, пока бѣжалъ къ оврагу.

Что, долгъ? а долгъ не волкъ, онъ въ лѣсъ не убѣжитъ,
Пускай пока Морфей корабль посторожитъ.
И бронза устаетъ, и каменная кладка,

И Солнце устаетъ — покинувъ горизонтъ,
Нисходитъ каждый день оно въ лазурный Понтъ,
А кости и зола повсюду дремлютъ сладко.

Въ небѣ утреннемъ штандартъ!
Для гусара важенъ фартъ!
Наступаетъ на Отчизну
Лягушатникъ Бонапартъ!

И вновь протрубилъ вѣстовой!
И сердцу тревожно въ груди!
Раевскій такой молодой
И Багратіонъ впереди!

Засвистѣлъ картечи рой!
Гренадеры держатъ строй!
Не смѣшаютъ ихъ уланы
Нашъ порядокъ боевой!

И вновь протрубилъ вѣстовой!
И сердцу тревожно въ груди!
Фельдмаршалъ, какъ Одинъ, кривой
И Платовъ, что дьяволъ, сердитъ!

Конскіе хвосты драгунъ,
Ядеръ пушечныхъ чугунъ,
Эхъ, сейчасъ бы въ штыковую,
Имъ отвѣсить лиха фунтъ!

Редутъ украшаетъ нашъ стягъ,
И вѣтеръ ласкаетъ лицо.
Давыдовъ въ кальсонахъ въ обтягъ,
Прельщаетъ юницъ и юнцовъ!

Созерцаю эмпиреи сквозь чужой мезонинъ,
Тщетно силюсь хоть одно свѣтило признать,
Совершалъ я променады межъ березъ и калинъ —
Днесь приходится въ Парижахъ бобылемъ куковать.

Рефренъ:

Но, коль имѣется въ карманѣ табаку кисетъ,
Стало быть не столь прискорбна вся тщета бытія…
На почтовый экипажъ въ портмонѣ лежитъ билетъ,
Вотъ махнётъ кнутомъ ямщикъ, сгинетъ съ глазъ юдоль сiя…

Ни единъ не во хмелю не сознавался, что шпіонъ,
Ни одинъ достойный мужъ не утратилъ лица,
А безъ Моцарта публичная дуэль – моветонъ,
А безъ Шуберта печаленъ путь къ праотцамъ.

Рефренъ:

Но, коль имѣется въ карманѣ табаку кисетъ,
Стало быть не столь прискорбна вся тщета бытія…
Въ вензеляхъ и апплике вотъ на цеппелинъ билетъ,
Пару капитанъ поддастъ, и прости-прощай земля.