to post messages and comments.

It’s deeply upsetting that “94% of Bitcoin wealth is held by men”. We need ways to get women into crypto and help them seize opportunities to become crypto rich ASAP, otherwise in the post-crypto world gender inequality may be orders of magnitude worse.

В «фильмах для взрослых» логичнее показывать не то, что принято, а оплату коммуналки, записи походов в продуктовый и разборки в сбербанке. Для самых искушённых — онлайн трансляцию затянувшегося ремонта.

— Можно один вопрос? — послышалось сзади.
— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
— Да.
— Дорога в рай... Она уже давно заросла травой.

«Звóнит» тоже отвечает законам языка. Просто, на свою беду, оно попало в очень короткий список «невыносимо отвратительных слов» и не принимается большинством образованных людей. Это ударение не становится нормативным только потому, что не является социально одобряемым. Если к нему когда-нибудь перестанут относиться как к воплощению зла, «звóнит» станет допустимым. Это непросто понять и принять, но это так: для самого языка ударение «звóнит» ничем не хуже ударения «звони́т». И ничем не лучше. И многие спокойнее относились бы к этим переменам, если бы знали, что когда-то говорили не «у́чит», а «учи́т», не «ка́тит», а «кати́т», не «пла́тит», а «плати́т», не «дру́жит», а «дружи́т», не «гру́зит», а «грузи́т», не «це́нит», а «цени́т»... я могу продолжать этот список до конца колонки. Тот же вопрос: стал ли язык хуже из-за этих изменений?snob.ru