Дочь подарила мне iqos. Прикольная штука, оказалось, никотин есть, вкус табака есть, дыма нет и практически нет запаха. Кашляю, надо признать, меньше, чем от обычных сижек.

После полугода без таблеток мы с доктором решили вернуться к проверенной комбинации велаксин 150+золофт 100+финлепсин 400. Сей волшебный коктейль намертво глушит аппетит и либидо. Не могу определиться, плюс это или минус.

Читаю сборник частушек. Одна своей романтичностью пробрала чуть не до слёз:

Над рекой склонилась ива,
Стали девки песни петь.
Мы ебались так красиво —
Весь колхоз пришёл смотреть.

За окном горит фонарь,
Светит мне в лицо. Я
Слышу — молодой говнарь
Исполняет Цоя.
Про звезду
По имени
И про перемены,
Ну, а я сегод-ня
После третьей смены.
То ли выпить висакаря,
То ли скушать плова,
И отпиздить говнаря,
Сука, молодого!

(К сожалению, не моё, а Михаила Елизарова).

Итог первой весенней пробежки в ближайшем лесопарке — кроссовки насквозь мокрые, треники по колено в грязище, царапина поперек всего лба от незамеченной ветки. В следующий раз побегу в линзах. И не в лес.

К Дитриху вместе с опьянением приходило сладостное чувство освобождения от всех условностей и вместе с тем сознание своей полной безнаказанности. Вот и теперь он сказал:
— Слушай, Аксель, я сейчас совсем разденусь — оставлю только фуражку и портупею с пистолетом, — выйду голый, подыму своих людей и буду проводить строевые занятия. И, уверяю тебя, ни одна свинья не посмеет даже удивиться. Будут выполнять все, что я им прикажу. — И начал раздеваться. Штейнглиц попробовал остановить его:
— Не надо, Оскар, простудишься.
Дитрих с трудом высунул голову за полог палатки, проверил.
— Да, сыровато… Туман. — Задумался на секунду и сказал, радуясь, что нашел выход: — Тогда я прикажу всем раздеться и буду командовать голыми солдатами.
Штейнглиц буркнул:
— У нас с тобой разные вкусы.