Аллаға шүкір!
Әншейінде көбіміз,жәй күндері,дәрігерлерді,сынауға алып,кейде тіпті кекетіп жататын кездеріміз болады.Алайда жан қысылған кезде,ден саулықтың сарсаңы қылаң бергенде... аурухана есігін тоздырып,сол дәрігерлерден көмек іздеп,сабылып жатамыз.Бүгін міне,менің кәдірлі анам Бақытжамал Аяғанқызы,55 жыл мұғалім болып еңбек еткен,құрметті ұстаз, ауруханадан, ота жасатып \операциядан\ шықты.Кәзір анамның жағдайы жақсы.Өте қуаныштымын.Енді Нұргүл қарындасымның үйінде аялдап,ертең Арқалыққа үйге ,жол жүрейін деп отыр. Астанада Сағынғали кәзір белді хирургтердің бірі дегесін сонда барып, операция жасатты.
Әбдуалиев Сағынғали — жерлесіміз, марқұм, мейірімді Мақсұт Сейтказиевтың ұлы. Мақсұт құдамыздай, ұлы Сағынғалиға,әкесінің мейірімділігі, кісіге мейірбандық пейлі дарыған екен. Маған Сағынғали — әкемдей,ағам Асқар Байжұмановтың ізбасарларындай болып көрінеді. Асқар ағамыз Арқалық облыстық, қалалық хирургия саласында қаншама жыл еңбек жасап,талай, адам жаны үшін күрескен,медицина ардагерлерініің бірі еді.Кәзір пенсияда.
Астана қаласының, 1-ші қалалық ауруханасының дәрігерлеріне, әсіресе -хирург Сағынғали Мақсұтұлына, алғысыммен, ризашылығымды білдіріп,медицинада, биік жетістіктерге жетіп,еліміздің қошеметіне ие болып жүре бер дегім келеді !
\ Дәүлетхан Әбілқайыр \

С нежным праздником весны
Я сегодня поздравляю
Счастья, мира, теплоты
От души тебе желаю,

Самых ярких впечатлений,
Воплощенья всех идей,
И побольше тех мгновений,
От которых жизнь полней!


Голубая юрта
Шерсть собрали с тысячи овец,
Сотни две сковали мне колец,
Круглый остов из прибрежных ив
Прочен, свеж, удобен и красив.
В северной прозрачной синеве
Воин юрту ставил на траве,
А теперь, как голубая мгла,
Вместе с ним она на юг пришла.
Юрту вихрь не может покачнуть,
От дождя ее твердеет грудь.
Нет в ней ни застенков, ни углов,
Но внутри уютно и тепло.
Удалившись от степей и гор,
Юрта прибрела ко мне на двор.
Тень ее прекрасна под луной,
А зимой она всегда со мной.
Войлок против инея — стена,
Не страшна и снега пелена,
Там меха атласные лежат,
Прикрывая струн певучих ряд.
Там певец садится в стороне,
Там плясунья пляшет при огне.
В юрту мне милей войти, чем в дом,
Пьяный — сплю на войлоке сухом.
Очага багряные огни
Весело сплетаются в тени,
Угольки таят в себе жару,
Точно орхидеи поутру;
Медленно над сумраком пустым
Тянется ночной священный дым,
Тает тушь замерзшая, и вот
Стих, как водопад весной, течет.
Даже к пологу из орхидей
Не увлечь из этих юрт людей.
Тем, кто в шалашах из тростника,
Мягкая зима и то горька
Юрте позавидует монах
И школяр, запутанный в долгах.
В юрте я приму моих гостей,
Юрту сберегу я для детей.
Князь свои дворцы покрыл резьбой, —
Что они пред юртой голубой!
Я вельможным княжеским родам
Юрту за дворцы их не отдам. великий китайский поэт; Бо Цзюй-и,

Голубая юрта
Шерсть собрали с тысячи овец,
Сотни две сковали мне колец,
Круглый остов из прибрежных ив
Прочен, свеж, удобен и красив.
В северной прозрачной синеве
Воин юрту ставил на траве,
А теперь, как голубая мгла,
Вместе с ним она на юг пришла.
Юрту вихрь не может покачнуть,
От дождя ее твердеет грудь.
Нет в ней ни застенков, ни углов,
Но внутри уютно и тепло.
Удалившись от степей и гор,
Юрта прибрела ко мне на двор.
Тень ее прекрасна под луной,
А зимой она всегда со мной.
Войлок против инея — стена,
Не страшна и снега пелена,
Там меха атласные лежат,
Прикрывая струн певучих ряд.
Там певец садится в стороне,
Там плясунья пляшет при огне.
В юрту мне милей войти, чем в дом,
Пьяный — сплю на войлоке сухом.
Очага багряные огни
Весело сплетаются в тени,
Угольки таят в себе жару,
Точно орхидеи поутру;
Медленно над сумраком пустым
Тянется ночной священный дым,
Тает тушь замерзшая, и вот
Стих, как водопад весной, течет.
Даже к пологу из орхидей
Не увлечь из этих юрт людей.
Тем, кто в шалашах из тростника,
Мягкая зима и то горька
Юрте позавидует монах
И школяр, запутанный в долгах.
В юрте я приму моих гостей,
Юрту сберегу я для детей.
Князь свои дворцы покрыл резьбой, —
Что они пред юртой голубой!
Я вельможным княжеским родам
Юрту за дворцы их не отдам. великий китайский поэт; Бо Цзюй-и,