← All posts tagged внезапно

Кто знает, может в параллельных реальностях всем из этой реальности приходится жить жизнь Гитлера. Анон, а ты смог бы прожить жизнь Гитлера, лучше чем он сам? Была бы Ева счастлива?

При социализме есть голодные дети, потому что нет еды. При капитализме есть голодные дети потому что нет денег. В любом случае есть голодные дети. Вывод: если одними детьми кормить других детей, то и голодных детей не будет и от политического строя это не зависит. Почему же людоедство считается неприемлемым?

Плачет наркодиллер в ночном клубе.
Путаясь в норковом кашпо.
Все в отборном кокаине,
перепачканное лицо.

Дует в волосатые ладошки.
На пальцах болты.
На шее цепочки.
Ему сегодня пришел пиздец:
Ценробанк угробил биткоин вконец.

Жизнь странная штука, чем дольше она идет, тем кажется каким-то странным сном. Что было? Что происходило? Кто были все эти люди? Ипроисходило ли все это на самом деле? Некоторые не уверены в завтрашнем дне, а я во вчерашнем.

Мне Россия нравится только тем, что все это окружающее дерьмо хоть на зиму замерзает. Поэтому вся эта долгая осень только раздражает. Раздражает эта слякотная нерешительность. Дави уже. Я устал ждать. Жить некрасиво. Ходить некрасиво. Все это ощущать и мыслить так противно, что начинает нравиться жидкий азот. Хочется залезть в соль, как бурятский Будда и молчать, не мыслить, не видеть, не слышать, не любить, не ненавидеть. Не ни на ом. Русская осенняя мантра.

Искусство требует жертв? Да, кто оно такое, чтоб требовать? Пошли подальше гребаное искусство. Откажись от чтения художественных текстов, прослушивания музыки, просмотра фильмов. Картины великих художников? Подтирай ими свой зад. Будь мужыком. Все эти мудаки, изображающие из себя творцов, креативных личностей, просто мудаки. Они жрут нашу картофлю и сало. Живут за счет нашего тяжкого труда. Дармоеды.

Дверь отворилась, и через порог перехал зверски побритый труп в куртке и с мохнатым лобком. Вечерело. Ночь катилась на город, тряпичный мяч из негритянского гетто. Патологоанатом Анатолий начал вонять.
— Степан, Степан, — орал он в блестящий на лампах воздух, — чего, лобок не побрил, куртку не снял?
В темноте пустого морга заворчало. По шахматной плитке пробежал ветерок ужоса.
— Иди нахуй, нахуй, — пропело эхо варьируя между трупами, — я сторож, а не санитар.
— Ну и хрен тебе, а не спитр, — зло сказал Анатолий, нервно шаря тонкими пальцами в стеклянном ящике в поисках рюмки. Затем в морге все утихло. Только вода выкапывая из ржавого крана накручивала счетчик. Анатолий спал, закинув голову за шею. По его щеке сползала сиреневая слюна с кусочком лука. Обильно пахло спиртом и мертвечиной. И Луна царила над всем городом.

Это у простых русских была вера в доброго царя, который ничего не знает о преступлениях бояр. А поморские русские верили в доброго краба, которому надо писать письма, чтоб разоблачить преступления злых бояр. Письма следовало запечатывать в бутылки бросать в море (древний прообраз интернета). И чем больше будет бутылок, тем реальнее разбудить краба. И наступит великое счастье, идеальное царство во главе с мудрым и всевидящим крабом.