← All posts tagged XXI

В нашей истории толерантности к некомпетентности важное место, на мой взгляд, занимает многолетняя практика кражи ПО. «Права купил — водить не купил!»

Ворованными программами принято пользоваться, но не принято их изучать. Ворованными пакетами принято закрывать свои локальные нужды, а не интегрировать пакет в рабочие процессы и обучать сотрудника нужным компетенциям.

А вот и веб-три-ноль, которого мы заслуживаем.

Зарегистрировался поддержать и покрутить проект вебтринольный (Status.im), больше похожее на мессенджер, чем на браузер, на эфирных микротранзакциях на поддержку сайтов и данных в распределённом оплачиваемом за доступ облаке (ну, как я это понял). Типа криптовсё, без следов и рекламы.

И всё у них какое-то кривое и косое, в простейших интерфейсных решениях прослеживается программизм головного мозга. Работа над ошибками не ведётся (программисты ж). Заявленный сервис микроблогинга не нашёл, пока тыкался в предложенные сайты натыкнулся на сайт е-ставок (то ли спортивных, то ли PVP-криптоеигр), тоже открыл, без регистрации. Теперь фейсбук мне его рекламу показывает со словами «ой, чё-то мы по тебе соскучились, ты как-то недавно совсем заходил!»

То есть цукербрины меня узнали сквозь полурабочее вебтринольное приложение, которое по идее должно обрубать слежку и рекламку.

Ну ок, чё. Цена свободки без рекламки, говорите?

Платить за веб криптореальными деньгами, а не реальными своими рекламными профилями да интимными кейвордами? Ну-ну.

Это ж тройной вин. Продаём криптофагам платформу микротранзакций “безопасного” веба, сливаем их профили и прочие данные рекламодателям, затем сливаем их приватную переписку заинтересованным (даже не обязательно гос-) лицам. Причём не обязательно спецом, обязательно трендировать. Пользовать готовые сервиса, снимать метрики, не изобретать велосипеды, вот это вот всё. Коллега программист любит повторять “не пытайся найти злой умысел там, где достаточно простой глупости”.

Чего ж я ждал? Для начала сервиса, который действительно позволяет оценить контент интересом, то есть рублём (то есть эфиром, но это не важно). Распределённого хранения контента по требованию.

Да-да, та самая, умная система микроплатежей — тебе надо всю википедию — ты и храни, к тебе придут за отдельными статьями — ты и получай за доступ, ты автор статьи — получи за прочтение. Соавтор — получи долю. Микроконтракты, ити их, да четыре базиса жизни на планетоиде: кислород, вода, углерод, и данные.

Всё вот это вот копиратство двадцать первого века вместе с учёными элбокяноразборками: кто кого насекомым назвал — вот это вот всё — ещё можно было (ещё в прошлом, может даже ещё в этом году), всё это можно было реализовать, заложить путь к ”так победим” — но нет.

Знаете что? Капитализм завёл стартапы. Не хипстеры, дабы изменить мир, хипстеры — это продукт. Стартапы заводит сверхкапитал заради его же и преумножения, да создания хорошо продающей квазибунтарской инфраструктуры. Включенной в монетарную систему. Где каждый — актант своего бизнеса, со своей рыночной и даже индивидуальной единорожьей стоимостью.

Не удивлюсь, если через дыру блокчейна к нам летающие тарелки прилетят и всех завоюют.

Щёлкая по телеканалам, в том числе федеральным, я вдруг понял, что все эти телеведущие, эксперты, “профессиональные блогеры”, тренеры личностного роста и пр. — суть не что иное, как традиционная, давным давно знакомая простому человеку нечисть. То же, что и лешие, русалки, кикиморы, упыри и вурдалаки старых добрых времен, с теми же, в общем, функциями. Только так забавно трансформировавшиеся в 21 веке, и перелезшие из натуральных лесов и полей в поля информационные. Но действуют так же: заманивают сладкими голосами, внезапным богатством, детским криком, пугают и кошмарят. И отношение у доброго человека к ним должно быть то же — сторониться по возможности, а если уж и встретил — так не обращать внимания, не вестись и верить, отдавая ему свою силу, а плюнуть с презрением и дальше пойти не оборачиваясь.

(Mike Homola → m.facebook.com

Современный оккультизм:
«Именно по этой причине разработчики ZCash проводят так называемые церемонии Powers of Tau, в ходе которых наиболее доверенные лица, используя сложные процедуры, задают начальные параметры. В этот раз в качестве альтернативы для генерации случайных параметров были использованы радиоактивные отходы.»

Величайшее милосердие мироздания, на мой взгляд, заключается в том, что человеческий разум не способен охватить и связать воедино все, что наш мир в себя включает. Мы обитаем на спокойном островке невежества посреди темного моря бескрайних знаний, и вовсе не следует плавать на далекие расстояния. Науки, каждая из которых уводит в своем направлении, пока что причиняют нам не очень много вреда; но однажды объединение разрозненных доселе обрывков знания откроет перед нами такой ужасающий вид на реальную действительность, что мы либо потеряем рассудок от этого откровения, либо постараемся укрыться от губительного просветления под покровом нового средневековья.

(Говард Лавкрафт, «Зов Ктулху»)

Ронсон не обходит стороной и примеры шейминга со стороны «старых» медиа: этому посвящена история Макса Мосли, бывшего главы Международной автомобильной федерации и сына главного британского фашиста сэра Освальда Мосли, чьи БДСМ-фото были растиражированы таблоидами. Вообще практики публичного унижения «в реале» вроде порки и позорных столбов вышли из моды еще в середине XIX века, но, как показывает Ронсон, с распространением социального интернета публичное унижение возрождается как своего рода «самосуд 2.0». Этот самосуд по форме не имеет ничего общего с пугающими картинами разъяренной толпы, линчующей преступника; насилие носит символический характер и имеет своей целью уничтожение репутации и достоинства. Главным оружием выступает при этом стыд как чувство, непреодолимая сила которого выводит нарушителя за скобки общества — часто не виртуально, а вполне реально. Скажем, в случае с Жюстин Сакко это не только потеря работы, но и невозможность найти новую или вести полноценную социальную жизнь без постоянных отсылок к глупой шутке, выходившей за рамки общепринятых правил в либеральной медиасреде. Как пишет в финале своей книги Ронсон, «мы определяем границы нормальности, разрывая на части тех, кто находится вне их».

Не надо фокусироваться только на одной части системы — автомобиле, надо рассматривать ее целиком: автомобиль, пешеход, дорога. Тогда и найдутся адекватные решения. С появлением беспилотников должна измениться система в целом, включая пешеходов и дорожную инфраструктуру, разве это не очевидно?

Пресловутая «моральная дилемма» — не более, чем провокация.

globalcio.ru

«Сегодня где-то далеко на серверах Google лежат 50-60 петабайтов оцифрованных книг. Вот они, только руку протяни. Но доступ к ним имеют лишь несколько инженеров компании, ответственных за то, чтобы никто другой не получил к этим книгам доступ.

Два последних абзаца статьи настолько хороши и от них становится так больно, что мы их просто переведем:

Я спросил у тех, кто занимался этим [в Google] раньше: "Что надо сделать для того, чтобы эти книги были доступны всем?". Я хотел знать — насколько сложно было бы открыть к ним доступ. Что стоит между нами и цифровой публичной библиотекой из 25 млн. томов?

"У тебя были бы большие проблемы [юридического характера], — сказали мне — но все, что надо сделать — написать один запрос к базе данных. Так доступ бы переключился с "Выкл." на "Вкл.". На исполнение такой команды нужно несколько минут".»

rus.delfi.lv

Нам нужен другой подход.

Загнивание системы мышления Второй волны оставляет миллионы людей безгранично жаждущими чего–то такого, что их чем–то захватит, от техасского таоизма до шведского суфизма, от филиппинских целителей до кельтских колдунов. Вместо создания новой культуры, соответствующей новому миру, они пытаются перенести и оживить старые идеи, присущие другим временам и местам, или оживить фанатичную веру в их собственных предков, которые жили в совершенно других условиях.
Очевиден коллапс структуры мышления индустриальной эры, с ее растущей неуместностью перед лицом новых технологических, социальных, политических реальностей, которые сегодня увеличивают поиск ответов на старые вопросы, и непрерывно растут псевдоинтелектуальные причуды, которые появляются, вспыхивают и самоуничтожаются с невероятной быстротой.

Вдруг между ушами у меня прокатывается короткий перезвон. А неплохо бы выпить, пожалуй; чего сейчас не хватает моим носовым пазухам, так это древесного аромата хорошо выдержанного скотча. Оглядевшись, я нахожу рекламный щит, который меня поддел. «Краун Роял». Долбаный мозгоспам. Я мысленно благодарю законодательные нормы, запрещающие имплантацию брендов; производители имеют право закладывать мне в голову желания, но, если б меня подсаживали на торговые марки, это бы уже нарушало условные границы свободы воли. Вообще-то жест бессмысленный, подачка самым ярым правозащитникам. Как и сигнал перед рекламой: по мнению судебной системы, он дает мне понять, что я еще не утратил самостоятельности. Раз я знаю, что меня взломали, то у меня неплохие шансы принять взвешенное решение.

Джордж Акерлоф в своей работе в 1970 году построил математическую модель рынка с несовершенной информацией. Он отметил, что на таком рынке средняя цена товара имеет тенденцию снижаться, даже для товаров с идеальным качеством. Возможно даже, что рынок коллапсирует до исчезновения.

Из-за несовершенства информации нечестные продавцы могут предложить менее качественный (более дешёвый в изготовлении) товар, обманывая покупателя. В результате многие покупатели, зная о низком среднем качестве, будут избегать покупок или соглашаться покупать только за меньшую цену.

reckonism.org

Поэтому в действительности «Мир новой кастовой системы» будет миром непрерывного «терроризма снизу» и «террора сверху» (ибо отслеживание и обезвреживание «новых игилов» потребует усиления полицейских органов и расширения их полномочий).

Единственной же альтернативой этой страшноватой гармонии является принципиальный отказ от кастового уклада вообще

В пользу по меньшей мере «меритократии» — с предоставлением всем гражданам максимальных возможностей для образования и получения адекватной картины мира. С вовлечением граждан в процесс государственного и общественного служения (если понадобится — то и принудительного). С максимально вместительными социальными лифтами.

То есть по факту выбор будущего стоит между «миром терроризма снизу и террора сверху» и миром, где элиту будут постоянно «ротировать».

В настоящий момент есть основания полагать, что элита передовых стран предпочитает в качестве образа будущего «Мир ИГИЛа» — поскольку первый с точки зрения безопасности собственно элит выглядит куда стабильнее. Терроризм не подрывает основы благополучия элит, оправдывает множественные полицейские репрессии в отношении большинства и вообще может рассматриваться как элемент «внутреннего управляемого хаоса».

Однако у России, надо думать, довольно высоки шансы выбрать второй путь.

Не потому, что наши элиты лучше или добрее. Есть основания полагать, что люди везде более или менее одинаковы.

Просто «контролируемый хаос» — это не та роскошь, которую может себе позволить самая обширная на планете, но при этом не самая населённая, не самая однородная, не самая богатая и граничащая сразу с несколькими «горячими» зонами страна.

Хаос в России не может быть внутренним и гарантированно превращается либо в распад, либо в агрессию извне.

um.plus «Кастовое общество 2.0»

Прочтите целиком, хорошая статья. И этот второй путь даёт надежду на то, что однажды мы всё же станем единым Человечеством. А там и до звёзд рукой подать.

Возникает вопрос – можно ли оставаться спокойным и рациональным, и либо игнорировать весь этот вздор, либо спокойно на него отвечать фактами, цифрами? Как многие мои друзья и коллеги, я долгое время так и думал. Но теперь до меня начинает доходить настоящий масштаб угрозы. Думаю, что мы ее недооцениваем. Теперь я склоняюсь к мысли, что так реагировать нельзя. Это война, и на войне нужно использовать все средства, которые есть под рукой, в том числе производство популярных мемов, фейковых историй, создание армии троллей за прогресс, цивилизацию, здравый смысл.

sidorkin.blogspot.fr

Вот ещё пару лет назад я был согласен с автором, что надо воевать, мем за мем, тролль за тролль. Но ведь человек всегда сам всё испортит. Просто потому, что мозг не любит думать. А думать — накладно. Этому мемами не научить. Или научить?

Указанные проблемы, по Хокингу, можно решить только совместными усилиями всех стран и слоев общества. «Возможно, в течение нескольких сотен лет мы организуем колонии людей у других звезд, но сейчас у нас есть только одна планета, и мы должны работать вместе, чтобы защитить ее, — пишет Хокинг. — Чтобы сделать это, нам нужно сломать, а не наращивать барьеры внутри и между странами».
lenta.ru

...Опасность репостмодернизма в том, что он, будучи экономичнее всех известных форм распространения вранья — сводит ценность вообще любых обсуждений к нулю. Он также постоянно подрывает даже более или менее здоровое мировоззрение нашего современника, тут и там пробивая броню известных ему фактов и откладывая под неё яйца чепухи.

Конечным же итогом эпидемии репостмодернизма неизбежно станет глобальная пандемия равнодушия. Если прибегнуть к известной басне, то жителям современной мировой информационной деревни множественные мальчики-идиоты кричат нонстопом со всех сторон о том, что вот-вот нападёт волк, а также мамонт-людоед, мегатерий-педофил, летучие рыбы, орда бешеных миксеров, рептилоиды и крапчатый синдром дефицита внимания.

Рано или поздно жители такой деревни просто перестанут всерьёз реагировать на любые крики и начнут ориентироваться исключительно на то, что почувствуют непосредственно на собственной тушке. То есть репостмодернизм пережжёт на шлак ценность в глазах людей всего искусства, науки, любви и политики — всего того, что по идее отличает Человечество от сутулой волосатой родни.

Для века, обозвавшего себя Информационным — это просто позор.

nalin.ru