to post messages and comments.

Возможно ли такое в России? Очевидно, нет. Дело не в том, что Владимир Путин по-прежнему способен выигрывать выборы в интересах правящего класса. Российские выборы куда более фиктивные, чем в Зимбабве, и выиграть их мог бы любой официальный кандидат (если не верите, посмотрите на Дмитрия Медведева – он однажды выиграл).

Иван Давыдов пишет, что российская политика это не карго-культ. Адепты карго-культа действительно верят, что если построить аэродром из соломы, то прилетят стальные птицы с тушёнкой. Российская политика это не карго-культ, а косплей, пишет он:
Мы умеем косплеить выборы любых уровней, причем так талантливо, что никто и не сомневается, что это именно косплей, а не выборы, – ни участники, ни избиратели, ни сторонние наблюдатели. Мы умеем косплеить парламент. В парламенте даже роли расписаны, есть солидные герои, а есть трикстеры, которым можно разоблачать содомитские заговоры или биться за честь покойного царя.
Мы умеем косплеить суды – смотрите, какую мантию судье пошили, да он теперь совсем как настоящий! Умеем косплеить гражданское общество и целую Общественную палату для этого выстроили.

Плюс – то есть минус, конечно, ситуации в том, что подрос еще и реальный претендент на роль лидера оппозиции, который правил игры не признает, карнавальный костюм надевать не хочет и упорно делает вид, что можно всерьез (всерьез, вы только вдумайтесь, всерьез, стыдобища!) рассуждать о свободах или бороться с коррупцией.
Как в такой ситуации действовать? Да понятно как – надо косплеить самого претендента.

«Когда машина подъехала к 78-му отделу полиции, меня завели на третий (или второй, тот, где находится угрозыск) этаж здания. <..> Они начали меня бить, требовали сказать код телефона. Я отказывался. Олег начал меня шантажировать: он сказал, что если я не сообщу код телефона, они будут бить меня три часа, до тех пор, пока я не сообщу код. Я сказал ему, что это смешно, он ударил меня ногой по ноге в области колена. Зашел водитель, Олег перед ему мой телефон и вышел. Водитель кулаками бил меня по лицу и в область грудной клетки, и требовал сказать код телефона. В конце концов я не выдержал и сказал код. Водитель ввел код, разблокировал телефон, и обнаружил, что в моем мессенджере также имеется код безопасности. В кабинет зашел Олег, взял в руки кувалду, сказав, что моим ногам будет очень больно. Я испугался, что он ударит меня кувалдой и сказал им код от мессенджера».