← All posts tagged цитаты

Левая повестка начинается тогда, когда люди оказываются способны коллективно бороться за свои права.
Это политическая проблема. В России в принципе отсутствует на массовом уровне представление, что с помощью активных действий можно улучшить собственную жизнь. И стимуляция «народного» сталинизма является эффективным способом блокировать любые формы самоорганизации, и даже мысли о ней. «Народный» сталинизм и основания для действительно левой повестки в России друг другу противостоят, они находятся в конфликте.

больше одного пользователя на сервере бывает у бородатых троглодитов, которые ещё не поняли, что 80-е закончились и заводить несколько живых пользователей на одном сервере — это треш и не работает.

Участвуя в выработке решений, исторически предопределивших выбор, который мы не могли не сделать в декабре 1991 года, я считаю, что это оптимистическая трагедия, и мы заложили в самых сложных условиях корневую систему новой России. России конституционной, России, базирующейся на человеке как высшей ценности, России, уже вкусившей вкус рыночной экономики на принципах права и конкуренции, ну и, наконец, России, которая достойна быть страной, уважаемой во всем мире и любимой своим собственным народом.
© Геннадий Бурбулис

В мире животных:
Михаил Хазин: Если бы выбрали Хиллари Клинтон, то арестовали бы Путина, а не Улюкаева
Александр Дугин: Задержание Улюкаева — первая ласточка "эффекта Трампа" в России. Шестую колонну попросили с вещами на выход!

Председатель Мособлизбиркома:
«На мой взгляд, на выборах действовали хорошо подготовленные с иностранной помощью нацистские силы, которые в итоге стоят за нашими либералами. Это хорошо подготовленные в польских лагерях наблюдатели».

В Снобе интересное довольно интервью с полицейским лейтенантом, главным образом про марш миллионов.
snob.ru

Я понимаю, конечно, что он за Россию, что он идейный, но если бы вы видели, как он ведет себя в участке! Я его видела еще до 6 мая, когда его привели к нам оформляться. Он кричал, смеялся, плакал, прыгал на месте, махал руками, снимал с себя майку, крутил ей над головой… Нас было восемь человек: полицейские, юристы, наш начальник, и мы просто не знали, что с ним делать. При этом я, конечно, не стану отрицать, что он очень хороший психолог. Он людей видит насквозь.

Угадайте, о ком это. (: