← All posts tagged искусство

Оксана Шалыгина, комментируя последние акции Петра Павленского:
— Сравнивать акцию Угроза и акцию Освещение можно только в контексте огня как инструмента для работы художника. Мы же не говорим, что тот, кто рисует картины маслом, повторяется.
zona.media

Оказывается, у поэта Владислава Ходасевича была племянница Валентина.
Дивлюсь вчера на портрет Максима Горького. В. Ходасевич. Очень удивился, не знал, что Ходасевич был ещё и художником.
А сегодня смотрю — так это племянница Валентина.

Выставка «Некто 1917» — это картины художников, написанные ими в 1917-м году. Скруппированные по каким-то сюжетам: народ-крестьяне, город и горожане, мастерская художника, портреты и т.п. Выставка принципиально отказывается от знания того, что будет потом. Взгляд на 1917 из 1917.
С одной стороны — это очень интересно. Я посмотрел с удовольствием.

Но, как я понимаю, эта выставка оказалась главной в Москве, посвящённой столетию 1917. И этот отказ от анализа оказывается знаковым для общества — никаких оценок.
Мы знаем, что в конце 1917-го в России на десятилетия установилась диктатура, сопровождавшаяся террором и геноцидом Русского народа.
Зло должно быть названо.

Пока смотрю выставку Некто 1917.
Запишу-ка сюда понравившиеся картины: Рыбак Исаак-Бер "Синагога в Шклове", Грищенко Алексей Васильевич "Пейзаж", Пуни Иван Альбертович "Натюрморт. Стол, шляпа, рамка", Григорьев Борис Дмитриевич "Старуха-молочница".

Рентгенофлоуресцентный анализ — метод, который позволяет установить распределение химических элементов на картине. Ну там, сурьма, ртуть. Зная предпочтения художника, элементу можно сопоставить краску (медь это и зелёный малахит, и синий азурит).
Итог — восстановленные в цвете скрытые слои, особенно интересные, когда художник поверх одной своей картины пишет другую.
И вот появляются никогда раньше не виданные картины Дега и ван Гога.
elementy.ru

(так хочется поделиться этой ссылкой с ней, ведь тут всё, что она любит — и наука, и живопись! нет, увы, нет).

Русский художник Пётр Павленский после инцидента с конвоиром был помещен в карцер, на 13-й день голодовки он попал в больницу.
«Связали руки и ноги наручниками и поставили ему капельницу. Потом сняли наручники. Он тогда выдернул эту капельницу... Там кровь пошла во все стороны, — рассказывает собеседник "Медиазоны" со слов художника. — Они пришли, привязали его к кровати, как в сумасшедшем доме, и он так лежал 24 часа с капельницей» После этого заключенный начал есть и пить, его состояние нормализовалось; художника поместили уже не в карцер, а «в изоляцию». «Это такая же комната, только без решеток, закрытая. Он один сидит, у него нет связи с другими заключенными», — описывает условия содержания акциониста его друг.
Он держится на износ. Говорит: "Я здесь, я знал, что после акции что-то будет. Ну, обстоятельства сложились так, значит буду дальше продолжать"».
zona.media