«Что такое сибирская пицца? Это большая такая шаньга, сверху — кетчупом полить, потом положить мясной фарш, потом лук кольцами, потом огурцов соленых, потом маслин резаных, потом колбасы кружочками, потом майонезом смазать, потом сыра ломоть постругать и сверху — и понятно, что за окном стандартные зимние минус двадцать пять, а нам еще за пивом повторно бежать без шапки.
Настоящая итальянская пицца, купленная в настоящем итальянском ресторане в Москве для моего сибирского вкуса оказалась неприемлема, бледной стелькой оказалась она, бледной стелькой с кислым мясом, и руккола, руккола, или что это был за щавель, не знаю я.»
natalya-kiriche.livejournal.com

Женская логика

" Мужики часто повторяют — женская логика то, женская логика се. Подразумевая под этим, что настоящая логика и вообще мышление есть только у мужчин, а у женщин — так, инстинкты, более ничего.

Пример из жизни. Понадобилось взвесить кота. Потому что он разъелся, его надо принудительно худеть, а значит, требуется следить за весом животного. Как взвесить кота? Да очень просто, решил я. Потому что у меня — высшее техническое образование плюс IQ, который зашкаливает даже за IQ Шэрон Стоун.
Берется безмен. Берется хозяйственная сумка с ручками. Взвешивается. Берется кот и сажается в сумку. Теперь осталось взвесить кота в сумке и вычесть вес сумки. Черта с два! В момент поднятия сумки кот оттуда выпрыгивает и уносится в голубую даль коридора, непрерывно матерясь. Но у меня же IQ! Берется спортивная сумка с молнией. Взвешивается. Туда запихивается кот. Примерно полчаса запихивается. Потому что пузырек с перекисью водорода закончился и приходится прижигать раны зеленкой. Наконец молния закрывается, невзирая на протесты кота. Взвешивается. Кот дико бьется в сумке, поэтому его вес фиксируется от минус пяти до плюс сорока. Так не годится! Но у меня же IQ! В доме есть и другие весы — напольные электронные! На них ставится сумка с бьющимся котом. Потому что вверх-вниз ему попрыгать на весах уже не удастся! И правильно, не удается, поэтому кот прыгает вбок и сумка все время падает с весов. Вес зафиксирован между двадцатью и восемьюдесятью килограммами. Правда, восемьдесят — это вроде мой вес, потому что удерживая сумку я случайно встал на весы.
Но у меня же IQ! Решено, что в условиях свободного обитания кот перестанет материться и метаться. Кот достается из сумки, ему скармливается что-то вкусное и кот просто ставится на электронные весы. Без сумки. Но без сумки коту неинтересно. Поэтому как только я отпускаю руки — кот исчезает в голубой дали коридора, все так же высказав обо мне все, что думает. Вес кота — 0 килограммов 0 граммов. Полегчал, бедолага.
В этот момент из магазина вернулась жена. Послушала мой горестный рассказ. Встала на электронные весы, записала данные. Взяла на руки кота, встала на весы с ним. Из общего веса вычла свой. Получила точный вес кота. Кот был доволен и мурлыкал. Вес был определен совершенно точно.
Какой вывод из этой немудреной истории? Простой. Мужская логика — она лучше. Потому что мужчины любят сами себе создавать трудности, а значит, закаляют таким образом волю.
Кот с этим выводом, правда, не согласен. Но кто его спрашивает, толстого увальня?!!"

История пасты карбонара
Рецепт карбонары придумали итальянские карбонарии — простые трудяги-угольщики (carbonaro в переводе с итальянского означает 'угольщик'). Работали весь день на холоде, пережигали дрова на древесный уголь, а подкреплялись простой и сытной пищей: варили на костре лапшу, мешали её с самым дешевым субпродуктом — копчёной свиной щековиной, твердым сыром пекорино и, пока не остыло, выливали на всё это сырое яйцо. Сыр расходился, яйцо таяло — сам собой получался соус, который теперь и называют карбонарой.
Настоящую карбонару лучше всего готовить дома. Осталось только запомнить ингредиенты и крепко-накрепко усвоить, что карбонара не терпит промедления, ведь сырое яйцо и тертый сыр превращаются в нежный, кремообразный соус лишь на только что приготовленных, горячих спагетти.

Когда рыцарь Брайяр со своей дружиной вернулся из боевых походов, король спросил его:
— Мой верный Брайяр, я вижу ты жив, и я очень этому рад. Расскажи мне теперь, что ты сделал для своего короля?
— Ваше величество, — ответил Брайяр, — во славу вашего имени мы разгромили, развалили и сожгли все земли ваших врагов к югу от нашего королевства.
— Ты охуел что ли, славный рыцарь? — вскричал король. — У меня же нет никаких врагов на юге.
— Правда? — удивился Брайяр. — Но не беспокойтесь, ваше величество, теперь они у вас там есть.