to post messages and comments.

Ну, этааа, как бэ щитаецца — чтобы творчески, значить рости (как свтописцу, стала быть) нада оценивать работы и делать отбор. Ну, я не знаю...

— Как отличить Патриота от Настоящего Патриота?
— При исполнении гимна Патриот не сидит... А у Настоящего Патриота ещё и встаёт!

Факт, что любая неординарная личность, видяшая свою цель в
чем-то кроме воровства, традиционно воспринимается нашей властью как источник опасности. И чем неординарней такая личность, тем сильнее власть ее боится.
(Виктор Пелевин, "Т")

Вообще говоря, все религиозные секты, опирающиеся на слова-призраки, стоят друг друга. Все это просто разные формы сатанизма.
(Виктор Пелевин, "Т")

Граф полагает, — опять вмешался Достоевский, — что мы просто сражающиеся гладиаторы, в чьей жизни нет и тени смысла. Куклы, которых дергают за ниточки сменяющиеся кукловоды.
— Так и есть, — сказал Победоносцев. — Только ведь происходит это по нашим грехам, граф. Этого вы не станете отрицать?
Т. пожал плечами. Победоносцев внимательно глядел на него, ожидая ответа. Т. вздохнул — ввязываться в спор не хотелось, но вежливость требовала.
— Наши грехи, — сказал он, — на самом деле вовсе не наши. Их совершают те самые кукловоды, которые сперва наполняют нас страстями. А потом они же обличают нас в совершённом, притворяясь нашей совестью. То, что мы принимаем сначала за свой грех, а потом за свое раскаяние, есть две составные части одного и того же механизма, позволяющего им удерживать над нами абсолютную власть. Сначала нас вынуждают нырять в пучину мерзости, а потом заставляют лить над ошибкой слезы и считать себя негодяями. Но делают это участники одной банды, которые по очереди овладевают нашей душой. Они вовсе не противостоят друг другу, они действуют сообща.
Победоносцев сделал круглые глаза.
— Какое любопытное учение. Однако скажите, почему эти кукловоды с такой легкостью овладевают нашей душой?
Да потому, что овладевать там совершенно нечем. Это как кабинка в общественной уборной — любой, кто туда забредет, уже ею и овладел. Без них там не было бы ничего вообще. Кроме, извиняюсь, дыры.
(Виктор Пелевин, "Т")

Разведенный муж на массовой вечеринке видит свою бывшую с новым мужиком. Выпив пару рюмок, решает подколоть того мужика. Подходит, представляется.
— Ну, как оно — ездить на подержанной машине? — спрашивает.
— Нет проблем, — отвечает второй, — главное — проехать первые 5 сантиметров, а дальше — все новое!