← All posts tagged книга

Таки начал читать Голсуорси (который Джон). А то уже вторую неделю валяется, никак руки не доходят.
Собственно, книга про Форсайтов и их сагу. Перед тем как взяться за собственно произведение, почитал о самом Голсуорси.
Приверженец реализма и фанат Диккенса. Не знаю, не знаю. Диккенс дался мне с огромным скрипом, очень уж он зануден. Пока раскочегарится, пока жизнеописания закончит описывать. Не нравится мне, в общем, Диккенс, как и другие любители затянутости повествования. Такое уж мое мнение....
Первое впечатление от книги? Как же он их всех не любит! А сам-то, поди, ни разу не пролетарий! Эх… Не люблю лицемерие. Хотя с другой стороны, откуда в начале двадцатого века взять пролетарских писателей? Джек Лондон не в счет – особый случай. Любитель Ницше сам пробил себе дорогу.
Хотя с другой стороны, тот-же Диккенс при всей своей затянусти, очень ярко показывал пороки общества, своего времени. Несмотря на то, что пролетарием не являлся :)
Ну ладно. Это все шуточки и приколы. Голсуорси похоже тот еще любитель поглумится над окружающими, так что читаю с интересом.

Степные горизонты источали
такие бодрые запахи, что, будь на месте Остапа какой-нибудь
крестьянский писатель-середнячок из группы "Стальное вымя", не
удержался бы он, вышел бы из машины, сел бы в траву и тут же на
месте начал бы писать на листах походного блокнота новую
повесть, начинающуюся словами: "Инда взопрели озимые.
Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу
светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж
заколдобился... "
Но Остап и его спутники были далеки от поэтических
восприятий. Вот уже сутки они мчались впереди автопробега.
P/S Ильф и Петров "Золотой теленок"

"Над пропастью во ржи" — Джэром Сэлинджер
Прекрасная повесть, только жаль что короткая. Зато как комета, такая-же яркая и незабываемая.
***
"Бобби Феллон жил рядом с нами в Мейне — тогда, давно. И случилось вот что: мы с Бобби решили ехать к озеру Седебиго на велосипедах. Собирались взять с собой завтрак и все, что надо, и наши мелкокалиберные ружья — мы были совсем мальчишки, думали, из мелкокалиберных можно настрелять дичи. В общем, Алли услыхал, как мы договаривались, и стал просится с нами, а я его не взял, сказал, что он еще маленький. А теперь, когда меня берет тоска, я ему говорю: ладно, бери велосипед и жди меня около Бобби Феллона. Только не копайся!"
***
— Холден! — говорит она. — Как я рада! Сто лет не виделись! — Голос у нее ужасно громкий, даже не ловко, когда где нибудь с ней встречаешся. Ей-то все сходило с рук, потому что она была такая красивая, но у меня от смущени все кишки переворачивало.
— Радтебя видеть, — сказал я, и не врал, ей богу. — Ну, как живешь?
— Изумительно, чудно! Я не опоздала?
Нет, говорю, на самом деле она опоздала минут на десять. Но мне было наплевать. Вся эта чепуха, всякие там карикатуры в "Saturday Evening Post", где изображают, как парень стоит на углу с вечно несчастной физиономией, оттого что девушка опоздала, — все это выдумки. Если девушка приходин на свидание красивая — кто будет расстраиватся, что она опоздала? Никто!
***
Стало теплее, чем вчера, но солнце не показывалось, и гулять было не очень приятно. Мне только одно понравилось. Впереди меня шло целое семество, очевидно из церкви, — отец, мать и мальчишка лет шести. Видно было, что они довольно бедные. На отце была светло-серая шляпа, такие всегда носят бедняки, когда хотят принарядится. Он шел с женой и разговаривал с ней, а на мальчишку они совсем не обращали внимания. А мальчишка был мировой. Он шел по тротуару, а вдоль него у самой обочины, по мостовой. Он старался идти точно по прямой: мальчишки любят так ходить. Идет и все время напевает себе под нос. Я нарочно подошел по ближе, чтобы слышать, что он поет. Он пел такую песенку: "Если ты ловил кого-то вечером во ржи...". И голосишко у него был забавный. Пел он для собственного удоволствия, это сразу было видно. Машины летят мимо, тормозят так, что тормоза скрежещут, родители никакого внимания не обращают, а он себе идет по самому краю и распевают: "Вечером во ржи...". Мне стало веселее. Даже плохое настроение прошло.
***
И вроде бы все просто. Герой книги обычный парень, рассказывает про свою жизнь. Но как этот процесс захватывает! На протяжении всей повести, не покидае ощущение что перед тобой абсолютно живой и реальный человек. И сколько же надо талланта чтобы, вот так "просто" написать? Это просто высший пилотаж. Как Марк Твен и его Гекльбери Финн. Только разница в том, что герой этой повести, не просто "книжный" персонаж, а самый что ни на есть — человек. Его чуства, мысли и поступки, как будто твои собственные. И после прочтения последней страницы так грустно с ним расставатся. Как будто это твой брат, приславший тебе письмо. И дочитывая его до конца, становится жаль, что письмо только одно. Но зато какое :)

Подогнали "Джэйн Эйр" — Шарлотты Бронте. Будем почитать. Обещал ведь :)
Это будет первая книга, Шалотты Бронте которую предстоит прочитать. Раньше читал книгу "Грозовой перевал", за авторствоме ее сестры Эмили Бронте. Очень понравилось. В детстве смотрел фильм по книге. Что и послужило стимулом для прочтения данного произведения.

Предлагаю вашему вниманию, книгу — "Земля Шорохов". (Издательство «Правда». 1988. Перевод с английского — Д. Жукова. Иллюстрации – Р. Томпсона)
Автором книги является известный английского писатель-зоолог – Джеральд Даррел. Его судьба достойна отдельной книги. Ловец животных для зоопарков Англии в начале и хозяин собственного общества по сохранению редких видов животных в конце.
Итак – о чем собственно книга. Она повествует о путешествии зоолога и зверолова Джеральда Даррела по Аргентине. Это очень необычное место. С одной стороны там присутствует пустошь Патагонии, ровная как биллиардный стол. С другой, – Амазонская сельва. Настоящие джунгли с непременным изобилием животных, растений и насекомых, всех возможных цветов и размеров.
В начале каждой главы приводятся цитаты из книги Чарльза Дарвина «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле Бигль». И это неспроста! Писатель задался целью повторить путешествие Чарльза Дарвина по Аргентине (с чем он благополучно справляется в конце), попутно собирая редкие виды животных для своего зоопарка, на острове Джерси. Он, кстати, существует и по сей день (зоопарк, а не остров. Ну и остров тоже…).
В ходе этого-самого путешествия, он не только ловит животных, но и знакомится с интересными людьми. Создавая уникальное описание каждого из них. Чего стоит, один его помощник Луна! Или две прелестные девушки, сопровождающие его на таможне. А попутчица в самолете – это вообще нечто.
Книга состоит из двух частей. Первая – о путешествии по Патогонии. Вы, может быть, слышали о детях капитана Гранта. Так вот, если мне не изменяет память (а это бывает довольно часто), нашелся данный капитан именно в Патагонии. (Фу, Дима!, нашелся он в Новой Зеландии. Редактор.) Вторая часть – повествует об Аргентине. Которая, безусловно, известна вам по песне группы «Чайф». В которой, рассказывается о разгромном футбольном фиаско — «Аргентина – Ямайка. 5-0»
В конце всех захватывающих приключений, автор покидает славный край «Аргентина», увозя с собой пойманных «редких» животных, в направлении – остров Джерси. О котором существует отдельная, не менее, замечательная книга – «Поместье Зверинец».(По-моему гораздо менее замечательная. Редактор.)
Вполне естественным будет задать вопрос – зачем человеку, не имеющему никакого отношения к зоологии вообще и животным в частности, читать эту книгу и статью о ней рассказывающую. И на этот вопрос (возможно, вами заданный), у меня есть для вас ответ!
Эта книга хоть и рассказывает о мире животных, но и люди в ней занимают не последнее место. Смею вас заверить, что описания людей представленных в этой книге, проходят через нее «красной линией» и являются неотъемлемой ее частью. Места, в которых побывал автор, описаны в очень ярких, не побоюсь этого слова, – живых красках. При чтении данной книги, у читающего складывается ощущение присутствия и смены окружающего пространства. Нечто вроде… Только что вы находились в метро, или допустим у себя дома. Но стоит только открыть книгу и прочитать первые строчки, как вы оказываетесь в Амазонской сельве или Патагонской пустоши. Вот рядом пролетела шумная стайка попугаев. Шелестит листва деревьев. Что там? Обезьянка «Дурукули», или «Оцелот», притаившийся в ожидании добычи? Решать вам! Картины, которые нарисует ваше воображение, бесценны и уникальны. Они ваши и останутся с вами столько, сколько вы сами этого пожелаете. Плюс ко всему, замечательное «авторское» чувство юмора, которое не раз вызовет у вас добрую улыбку.
К вашему вниманию, представляю несколько выдержек из данного произведения:
***
— Жозефина! Никогда не употребляйте подобных выражений, — запротестовал я.
— Почему? – невинно спросила Жозефина. – Вы же их употребляете.
— Это не довод, — резко возразил я.
***
— За каким это Клавдием? – удивленно спросила Мерседес.
— За тапиром. Я окрестил его так потому, что со своим римским носом он вылитый древнеримский император.
— Клавдий! – хихикнув, сказала Жозефина. – Ублюдок! Вот смешно!
***
Ну, — сказал я, когда мы сложили и убрали карты, — если у вас действительно есть свободное время, то нам бы очень хотелось, чтобы вы поехали с нами.
— Подавляюще! — сказал Дики, протягивая руку.
***
Такого огромного сборища я еще не видел никогда, оно было похоже на целое море карликов-официантов, важно вышагивающих от столика к столику, шаркая ногами и устало опустив плечи, которые болят, оттого что им всю жизнь приходилось таскать перегруженные подносы.
***
— Вы… я… идти хельмут, — вдруг предложил Луна, махнув тонкой рукой.
Я согласился, пытаясь сообразить, что такое хельмут; слово было для меня новое и могло означать что угодно: от реактивного двигателя нового типа до самого низкопробного ночного кабака.
***
В светлом круге луча фонарика сидела карликовая сова – птица, размером не больше воробья. Она глядела на меня круглыми желтыми глазами с молчаливым негодованием священника, который в середине службы вдруг обнаружил, что органист пьян.
***
Сочинителю статьи (то есть мне), эта книга (равно как и другие произведения Даррела) доставила массу положительных эмоций и ярких впечатлений. Со временем, если вы прочитаете ее, у вас появится ощущение, будто вы сами, вместе с писателем, побывали в этом путешествии. Персонажи — люди, равно как и персонажи животные, станут вашими друзьями и старыми знакомыми. И вы еще долго будете слышать, шелест цикад, хлопанье крыльев тукана и песню тропического дождя.
С уважением к достопочтимой публике – Dementy.
P/S Текст был написан мною, около двух лет назад и благополучно забыт. Не так давно — он нашелся